четверг, 31 декабря 2009 г.

вторник, 29 декабря 2009 г.

болею :(

Заболела я...
Кашляю и температура. Сегодня с утра 38,4.
Иммунный ответ у меня хороший :(
Переболели все в доме, кроме Свята (молюсь, чтобы он не заболел).

Вспомните в молитвах.

вторник, 15 декабря 2009 г.

Празники скоро-2!

Текстиль-контакт сдалал каталог http://www.tk-textile.com.ua/e-store/xml_catalog/index.php?SECTION_ID=2180
вот тут постельное бельё (смотрите на ширину). Цены на бязь до 18 грн./метр, на сатин до 28 грн./метр. Сейчас появилась бязь со 100% хлопка, сатин тоже 100% хлопок, очень качественный.
Там где на квардатик три разных ткани - это значит, что ткань есть в трёх расцветках. Указывайте артикул.
Можно на подарок пошить скатерти:
http://www.tk-textile.com.ua/e-store/xml_catalog/index.php?SECTION_ID=2198&SHOWALL_1=1
http://www.tk-textile.com.ua/e-store/xml_catalog/index.php?SECTION_ID=2022&SHOWALL_1=1

Спрашивайте. Из бязи:
Полуторный выходит приблизительно - около 160 грн.
Двухспальный -приблизительно 190 грн
Европейский - приблизительно 210 грн
Семейный -приблизительно 280 грн.

Очень может быть, что получится меньше - сейчас доллар упал, ткани, скорее всего подешевеют.
прешлю по Украине.

Праздники скоро!

Спешите сделать подарки :)
https://www.avon.com.ua/PRSuite/static/ebrochure17/brochure.html
вот тут Эйвон. Как обычно - до конца дня принимаю заказы.
http://oriflame.ua/prod/offers/FlippCat.jhtml;jsessionid=GVJQWD4Y3OIAMCWEBAQRIPQ
вот тут Орифлейм. В любое время.
Френдам скидка 10%

Кстати, если Вам нравится Орифлейм - то вы можете стать распространителем.
Это очень просто и стоит что-то около 10 грн. Первые полгода - очень хорошие подарки.
Очень хорошая сеть СПО, на которых можно получить заказ три раза в неделю.

С Эйвоном сложно, там постоянно меняются условия, сложная система зароботка для первого уровня (если маленькие заказы - мизерные проценты). Получить можно только на почте. Заказ - всего один раз в неделю.
Даже для себя - невыгодно, много мороки.

Кому интересно - обяъясню что и как (я не занимаюсь НАЁМОМ, просто может кому интересно).

понедельник, 14 декабря 2009 г.

10 мифов об аутистах

Кален «Некоторые мифы об аутизме»
Привет. Я откликаюсь на имя Кален, но это не мое настоящее имя, это имя которое я использовала в Интернете последние три года, и я сейчас работаю над книгой, так что я хотела, чтобы меня проще было узнать. У меня есть дочь, про которую я говорю, что у нее «тяжелая форма нормальности» - она очень общительная, дружелюбная, экспрессивная, социальная. Это тяжело, но я научилась принимать ее такой, какая она есть, несмотря на ее социальную зависимость. :) Моя дочь и я переехали в Великобританию из Канады в марте этого года, чтобы жить с моим партнером, у которого синдром Аспергера. Наверное, нам гораздо проще понять друг друга, потому что мы оба аутисты, но это не значит, что он меня не бесит.

У меня диагностировали аутичное расстройство в 1998 году, в возрасте 23 лет. Ранее, когда мне было 12 лет, у меня диагностировали специфические нарушения обучения, что, наверное, соответствует британскому определению диспраксии. У меня есть причины подозревать, что в более раннем возрасте у меня диагностировали аутизм, но у меня нет подтверждений этого. Меня попросили немного рассказать о себе, а также попытаться развеять некоторые мифы об аутизме.

Миф #1: Аутизм может быть вызван плохим отношением родителей

Я уверена, что в наши дни люди уже в это не верят, но все же стоит еще раз повторить: родители не могут вызвать у ребенка аутизм. Он является неврологическим состоянием, а не психологическим. Если бы плохое воспитание могло бы вызвать аутизм, то в мире было бы гораздо больше аутистов.

Миф #2: Высокофунционирующий и низкофункционирующий аутизм – это совершенно разные вещи

Мне говорили, что поскольку я высокофункционирующая аутистка, способная выразить себя, то я ничего не знаю о том, каково быть настоящим аутистом. Изначально я была довольно тяжелым и невербальным аутистом, но впоследствии я «изменила положение в спектре». Одно недавнее исследование показало, что между синдромом Аспергера и аутизмом нет никакой разницы помимо IQ. Основные дефициты при обоих диагнозах являются одинаковыми: просто они выражаются по-разному.

Миф #3: Все аутисты одинаковые

Иногда люди знают одного или нескольких аутичных людей, и поэтому считают, что все, что они говорят, распространяется на нас всех. Помимо того факта, что у нас есть несколько общих черт, и некоторый наш опыт может быть прямым результатом этих черт, мы обладаем такой же индивидуальностью, как и любые другие люди. Предположение о том, что мы все одинаковые, связано с другими мифами:

a) Все аутисты думают в картинках. (Спасибо Темпл Грандин, автору «Думая картинками и другие отчеты о моей жизни с аутизмом»). Хотя визуальное мышление может действительно чаще встречаться среди аутистов, чем среди населения в целом, оно однозначно не является нашей универсальной или единственной характеристикой. Я, например, вовсе не думаю картинками.

b) Все сенсорные проблемы аутистов – это гиперчувствительность к прикосновениям или звукам. Сенсорные проблемы также могут включать гипочувствительность, когда раздражители не воспринимаются, если не являются очень громкими или болезненными; синастезию, когда одно чувство воспринимается как другое; а иногда и крайние изменения в чувствительности. Эти проблемы могут относиться к абсолютно любому чувству, включая проприоцепцию (ощущение положения тела в пространстве) и вестибулярный аппарат (ощущение движения). Я, по большому счету, являюсь гипочувствительной с несколькими специфическими гиперчувствительностями.

c) У всех аутистов есть «особые навыки» или необычные способности в какой-то конкретной области. Необычные способности есть примерно у 10% аутичных людей. Это в тысячи раз больше, чем среди населения в целом, но все равно это исключение, а не правило. У меня были необычные способности, когда я была маленькой, но они постепенно исчезли, когда я научилась общаться с людьми. Необычные способности аутистов вовсе не обязательно являются «бесполезными», как их иногда представляют. Я знаю, по крайней мере, двух аутистов, которые использовали свои необычные способности в трудоустройстве.

Миф #4: Способности и потенциал аутистов очень ограничены

Если говорить точнее:

a) Аутисты не могут говорить. Ну, для меня это новости. :) Частично, именно по причине мифа о том, что аутисты не могут говорить, мой собственный аутизм по большому счету игнорировали, как только я научилась говорить (в возрасте около 6 лет). Я знаю некоторых однозначно аутичных людей, которые начали говорить очень рано.

b) У аутичных людей есть тяжелые интеллектуальные нарушения. У аутичных людей может быть какой угодно уровень интеллекта. Мой собственный IQ варьировался до 100 пунктов. Когда я была маленькой, моим родителям говорили, что я являюсь умственно отсталой, и что мои способности были простыми «бессмысленными побочными навыками». Позднее мои проблемы игнорировались как особенности одаренного ребенка. Тестирование на IQ не является показательным тестом для аутичных людей, а возможно и не только для них. При этом надо отметить, что у аутичных людей разрыв между способностями и дефицитами может быть гораздо больше, чем у остальных людей. Наши способности или отсутствие способностей в одной конкретной области нельзя считать показателем общего уровня способностей или характеристикой для другой области.

c) Аутисты не могут поддерживать отношения с другими людьми. Моим родителям говорили, что я никогда никого не буду любить. Это были бы новости для моего партнера и моей дочери. Даже при очень тяжелом аутизме люди могут формировать и демонстрировать привязанность и беспокоиться о чувствах других людей.

Миф #5: Внутри «раковины аутизма» заключен нормальный человек

Поэтому, как гласит эта теория, нужно «исцеление», которое выпустит «реального человека», оказавшегося в ловушке аутизма, который отчаянно пытается выйти. Аутизм проникает всюду. Он влияет на то, как я думаю, чувствую, воспринимаю, обрабатываю информацию, понимаю, реагирую и взаимодействую. Невозможно изменить все это и остаться мною. Желать, чтобы аутизм полностью исчез, значит желать, чтобы аутичный человек был кем-то другим.

Миф #6: Аутизм, особенно низкофунционирующий аутизм, является целиком и полностью негативным явлением

У меня есть очень ясные воспоминания о том, как я была невербальным ребенком, но их невозможно передать словами. Я могу сказать с определенностью, что этот опыт не воспринимался мной как негативный. Я не чувствовала страха, темноты и одиночества. Иногда мир был пугающим или непонятным, но в целом мой опыт просто «был» - без суждений и анализа.

Некоторые аспекты аутизма могут быть хорошими или плохими в зависимости от того, как к ним относиться. Например, гиперфокус – это проблема, если вы сосредотачиваетесь на собственных ступнях и пропускаете сигнал светофора. С другой стороны, гиперфокус – это потрясающий навык во время работы над интенсивными проектами. Эта черта особенно хорошо подходит фрилансерам и тем, чья работа связана с компьютерами.

Я никогда не скажу, что аутизм – это только хорошее, или, что это просто отличие. Я действительно считаю, что мой аутизм приводит к инвалидности. Тем не менее, это не значит, что с ним связано только плохое, и что я хочу исцеления. Мне может что-то не нравится в том, кто я есть, но это не значит, что я хочу быть кем-то другим.

Миф #7: Одержимость чем-то, самостимулирующее поведение, ритуалы и тому подобное – это то, что нужно прекращать.

Эти виды поведения необходимы аутичному человеку, и, как правило, они абсолютно безвредны. Самостимулирующее поведение нужно для того, чтобы снять напряжение и регулировать информацию от органов чувств. Я заметила прямую корреляцию между ростом моего самостимулирующего поведения и снижением моего членовредительства. Я не думаю, что это случайно. Я не вижу ни одной причины, по которой нужно пытаться модифицировать стимулирующие движения, если они просто кажутся «странными», у человека, который все равно будет казаться странным окружающим.

Для некоторых высокофункционирующих аутистов, которые могут захотеть слиться с толпой, такая модификация может быть желательна. Главный фактор в решении о том, нужно ли менять подобное поведение в том, приводит ли оно к проблемам для аутичного человека. Одержимости специфическими интересами являются неотъемлемой частью аутизма, и хотя они могут раздражать окружающих, они также обычно полностью безвредны.

В некоторых случаях навязчивые интересы приводят к успешным карьерам. Мой партнер сейчас работает программистом, и всю жизнь он был одержим компьютерами. Также при аутизме часто встречается обсессивно-компульсивное расстройство, но это совершенно другое явление. Конечно, те виды поведения, которые абсолютно социально неприемлемы (а не просто кажутся странными и вызывают раздражение), причиняют вред или являются противозаконными должны быть исключением.

Миф #8: Когда дети дразнят друг друга – это безобидно

Некоторые люди верят, что нужно позволять детям подвергаться травле со стороны сверстников, потому что это их «закалит», что им надо научиться вести себя нормально, что они сами в этом виноваты (потому что они вели себя странно), или просто «дети есть дети». Издевательства других детей могут не влиять на наиболее отстраненных аутистов. Когда я была маленькой, у меня было очень низкое восприятие других людей, не говоря уже о людях, которые дразнили меня.

Когда мое сознание выросло, я также начала осознавать издевательства и социальный остракизм, которому я подвергалась. В раннем подростковом возрасте, все было настолько плохо, что у меня развилась серьезная депрессия и появились мысли о самоубийстве. Я также начала заниматься членовредительством, тем, что я не делала с самого раннего детства. Когда дети дразнят и травят других это НЕЛЬЗЯ игнорировать, это НЕ безобидно, и это может привести к очень серьезным последствиям.

Миф #9: Аутисты нуждаются в том же и хотят того же, что и нормальные люди

Многие люди пытаются судить о жизни аутичных людей по своим собственным стандартам. Они приходят к выводу, что поскольку они были бы несчастны, если бы вели такую же жизнь, что и аутичный человек, то он или она тоже должны быть несчастны. Аутисты могут делать необычный выбор в отношении социальной жизни, отдыха и развлечений. Я знаю о людях, которые скорбят, потому что их аутичные родственники неспособны ходить на танцы, вечеринки и другие социальные мероприятия, и им даже не приходит в голову, что не всем подобные вещи доставляют удовольствие.

Когда я была маленькой, то мне больше нравилось играть с ворсинками ковра, чем ездить на своем велосипеде. Я предпочитала делать новые узоры из лего, а не строить дома. Эти занятия кажутся странными, но они безобидны. Игра – это игра, она должна приносить удовольствие.

Похоже, что для нормальных людей очень важно понятие независимости, несмотря на то, что они намного зависимее меня социально. Я живу независимо последние 7 лет. Я думаю, что полная независимость совсем не такая, как принято думать. Я жила лучше, когда у меня было больше практической поддержки, и я была более «зависимой». Когда о моих практических потребностях заботятся, то у меня остается больше энергии на те вещи, которыми я хочу заниматься, а не на простое выживание.

Очень важно смотреть на качество жизни аутичных людей с их точки зрения. Навязывание нормальных ценностей тем, кто, скорее всего, эти ценности не разделяет, не является продуктивным.

Миф #10: Аутизм – это детское расстройство

На этот миф ответить проще всего: аутисты вырастают. Аутичные дети становятся аутичными взрослыми. Людьми, которые продолжают учиться, расти и развиваться, точно так же, как и все остальные, а возможно и в большей степени. К сожалению, для аутичных взрослых, особенно слишком высокофункционирующих для групповых домов и специальных мастерских, практически не существует служб.

Миф #11: Люди с «легким» аутизмом могут и должны вести себя нормально

Не существует такой вещи как «легкий аутизм». Неважно, насколько мы высокофункционирующие, мы все равно тратим огромные усилия, чтобы приспособиться. Некоторые люди называют синдром Аспергера «синдромом ботаника», чтобы минимизировать его. Однако существует четкая граница между «нормальным, но странным» и «очень высокофункционирующим аутистом». Мое личное мнение состоит в том, что граница проходит там, где те или иные черты начинают приводить к инвалидности. У меня есть очень хороший «гостевой режим», когда я могу казаться вполне нормальной, тем не менее, если я буду вынуждена работать в гостевом режиме продолжительное время, то это приведет к серьезному нервному срыву. Моя способность вести себя почти нормально временами приводила к тому, что окружающие считали, что я веду себя так постоянно, а если нет, то я просто ленивая, немотивированная, манипулятивная или просто специально раздражаю других. Никто не ждет, что канатоходец будет ходить только по канату. Я пытаюсь почаще напоминать себе, что я высокофункционирующая аутистка, а вовсе не низкофункционирующий нормальный человек, как думают многие окружающие.

Миф #12: Высокофункционирующим аутистом быть проще и лучше, чем низкофункционирующим

Когда я была маленькой, то у меня не было ни понимания, ни потребности в общении, а потому я не испытывала никакой фрустрации, когда не могла этого сделать. На самом деле, иногда я говорю, что мое наибольшее сожаление в жизни – это то, что я научилась говорить. Это забрало у меня магию и мистику невербального мира. Это то, о чем я очень тоскую, но никогда не смогу вернуть. Мои знакомые родители, чьи дети принадлежат к разным областям спектра, всегда говорят, что низкофункционирующие дети счастливее.

Для меня трудной была не полная неспособность говорить, а мое желание выразить себя, которое превосходило мои возможности это сделать. То же самое относится к другим областям. Сами по себе мои сложности не вызывают у меня проблем, это происходит из-за разницы между моими желаниями и возможностями. Для меня гораздо проще было быть «низкофунционирующей», чем находиться в моем нынешнем «высокофункционирующем» состоянии, когда я осознаю, что я не могу делать.

Источник:

http://www.nas.org.uk/nas/jsp/polopoly.jsp?d=120&a=2202



стащила тут: http://sadcrixivan.livejournal.com/114616.html

четверг, 10 декабря 2009 г.

Решила уточнить насчёт "широких взглядов"

Поняла, что не так подумают.
"Широкие взгляды" на самом деле предполагают то, что мы не придерживаем "единственно правильной веры, баптизма".
Мы верим и видим по делам, что самое главное - это то, что люди заново рождаются и становятся нашими братьями и сёстрами во Христе, независимо от деноминаций. Христос действует через все христианские деноминации (ну, кроме Свидетелей Иеговы - они вообще не христиане).
Я к этому долго шла, у мужа семья "межденоминационная". Вот так и живём.
Вот что значит "широта взглядов" :)

Для тех, кого забанили в Гугле :)

http://lmgtfy.com/
Вот такая замечательная ссылка есть.
Идёте туда, набираете в поисковике, что нужно узнать, потом "забаненым" даёте ссылку (она там внизу будет).
"Забаненный" увидит красивую анимацию :)
Вчера полвечера игралась - мне муж показал.

Наболело, да...

Я никогда не думала, что у меня появиться этот грех...
Вот чего-чего, а зависть за мной никогда не наблюдалась, ну или я быстро-быстро уничтожала эти порочные "заросли".
А вот сейчас я больше и больше, начинаю погрязать в зависти...
Я завидую тем, кто имеет прекрасный обмен веществ и не занет слова "диета"...
Я завидую тем, кто "нашел себя" и работает на любимой работе...
Я завидую тем, у кого есть свой дом\квартира (это такая моя боль, что даже говорить сложно)...
Я завидую тем, у кого в жизни есть чудеса (тут ещё одна большая болючая тема)...

Конечно, я душу эту гадость, чаще всего просто стараюсь ни о ком не думать, а сосредотачиваться на себе. Помогает. На вермя. Потом очередной приступ дипрессии и вся эта гадость вылазит обратно.

На самом деле, даже хуже - я начинаю мыслить в сторону Того, Кто этим руководит. Он же - Всемогущий.
На самом деле, это самая большая проблема.

Наверное всё началось тогда, когда малый "засел" в тазовом. При моих диагнозах меня гнали на кесарево. О, как я молилась! Как я просила! Я делала упражнения, я просила ребёнка... Надо ли говорить, что малый не перевернулся? Надо ли говорить, что таки у меня было кесарево? (полсе 17 часов схваток, ага). Мне понадобился ещё год (!!!), чтобы худо-бедно смириться с этим. Чтобы хотя бы не рыдать, при каждом упоминании "роды". Да, я умом понимаю, что так было лучше. Да, я понимаю, что для чего-то было это испытание... Да, я на самом деле радуюсь, что Свят относительно здоровый ребёнок.

Но я так устала от испытаний... я так от них устала... Я так хочу просто чего-нибудь "просто так", без испытаний, без годов молитвы и поста... Я знаю, я неблагодарная. Но ничего не могу с собой поделать.

Сейяас всё плохо. Я редко молюсь (формально и в основмном за других) и не читаю Библию. Много уже, долго.
Я не хочу молиться, наверное потому, что бы снова не получить ответ "нет". Мне страшно. потому что, когда молишься, то веришь и надеешься. А когда получиается совсем не так, как хочется, получаеться так больно...

А что ещё страшнее, так это понимание того, что дальше собственно ничего не измениться и с каждым годом испытаний будет больше. Да, я понимаю, что золото чистят огнём. Да, я понимаю, что к Нему ничто не войдёт нечистое. (Меня вообще терзабт смутные сомнения по поводу того, куда я войду полсе смерти, но это отдельный разговор).

ЗЫ Мне НЕ ПОМОГАЕТ категорически разговоры о том, что бывает хуже у других. И что могло быть хуже и у меня. Видно, я совсем не хохлячка, и чужая корова меня не волнует.

Скажите, что-то хорошее,а?

ЗЗЫ. Мы с мужем баптисты, если кто не знал. Но "широких" взгядов.

ликбез про скорую помощь...


1. Когда вызывать?  
    Если вы хотите гуманного отношения от сотрудников скорой не надо делать глупостей. А именно: НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не вызывать скорую в 3 часа ночи если у вас вдруг  разболелась голова! Иначе месть будет страшной (не помогут даже деньги)!
   Совет: примите любое обезболевающее и не забудьте дождаться эффекта ( 15-30 мин)! Оное средство продается в аптеке, некоторые работают круглосуточно!
2. Кому вызывать?
   Не вызывайте скорую любимой бабушке возрастом без 15 - 100 лет, с набором болячек, которые я называю "джек-пот" или "флеш-рояль" ! Для этих целей есть неотложная помощь при вашей районной поликлинике, которая работает КРУГЛОСУТОЧНО, там трудятся такие же доктора и фельдшера как на скорой, с таким же оборудованием и набором медикаментов!
   Для заболевшего ребенка также есть неотложка, только детская, там работают ПЕДИАТРЫ (детские врачи), врачи которые работают на скорой НЕ ПЕДИАТРЫ, и лучшее что они могут сделать это завезти вас вместе с вашим спиногрызом в больничку.
3. Как вызывать?
  Если человек порезал палец, причина вызова - "травма пальца" или "кровотечение из пальца" а не "истекает кровью, умирает"! В идеале палец маст би перебинтован самостоятельно в режиме само или взаимопомощи (в данном случае скорая не вызывается!).
4. Сколько мы вам должны?
  Самый идиотский вопрос который приходится слышать постоянно! Я обычно отвечаю вопросом - "А вы дадите мне ту сумму, которую я вам назову?" Хотите дать денег, сделайте это достойно. Реакция врача зависит не от колличества денег, а от того как вы с ними расстанитесь! (Исключением из правил является сумма 20 грн и меньше, в таких случаях лучше не давать ничего!)
5. Что приготовить к приезду скорой?
  Обязательно: закрыть в другой комнате или на балконе собаку, кошку, удава и другую животину; 3 табуретки или стула; если на улице грязь, а у вас белый пушистый ковер - стелите на него клеенку или заверните ковер, сотрудники скорой НЕ РАЗУВАЮТСЯ! (ни потому что они такие КАЗЛЫ, а по правилам техники безопасности - наступить голой ногой на использованный наркоманский шприц удовольствие сомнительное, согласитесь!); тарелочку для пустых ампул ( по требованию); хорошее освещение в комнате ( дабы врач разглядел страдальца и причину страданий); чистое полотенце (на случай если врач или фельдшер соизволят помыть руки :) ; хорошим жестом со стороны пациента или его родственников считается - предложить кофе или чай ( хотя некоторые не пьют и не едят на вызовах принципиално - на таковых не обижайтесь!).
  Необязательно: не хочу повторяться, но от денег, в эти трудные времена мы отказываемся редко (исключения у порядочных докторов составляют: онкобольные, откровенно нищие, инвалиды и другие социально не благополучные версты населения. NB! Если вы не подпадаете под эту категорию, а врач не взял деньги за оказанное лечение - то тут одно из двух: или он конченый филантроп или вы ему здорово чем-то насолили, ждите неприятностей от лечения :)
6. Сколько можно ждать?
  От 5 мин - если бригада находилась у вас во дворе (предидущий вызов по близости), до ....на моей практике больше 3 часов вызовы не стояли (при условии что: вы живете в жопе и по дороге туда бригада попала в мегапробку, или кроме вашей больной пятки имеется еще десяток другой вызовочков типа -  "массовое ДТП 12 пострадавших", или на улице -25 мороза и машины на дизельных двигателях не заводятся (об этом вам скажет по телефону диспетчер)!
   Учитывая вышеизложенное никогда не встречайте бригаду скорой словами: "Умереть можно пока вы приедите!" Лучше скромнее и дружелюбнее: "Спасибо что приехали!"
7. Сколько раз звонить 103?
  1, максимум 2 - если человеку очень плохо а скорая не приехала втечении 15 мин. Больше 2 раз звонить НЕ НАДО, т.к. : во- первых, быстрее все-равно не будет, во-вторых, этим вы раздражаете диспетчера и бригаду, в-третьих, в 99% случаев 5 и даже 25 мин принципиальной роли для состояния болного не сыграют (как говорилось в том анекдоте: "Умерла так умерла" - кто не знает расскажу на досуге).
8. Что делать если стало лучше до приезда скорой?
  Скорее звонить и отменять вызов! Лучший вызов - это ложный вызов! Если бригада уже выехала, с ней свяжутся по рации или по тел и отменят вызов, бригада вернется на подстанцию и станет в конец очереди на выезд, и будет долго слагать хвалебные гимны в вашу честь!
9. Что делать если врач КАЗЕЛ?
  Никогда не стоит сориться с бригадой скорой помощи! Я знаю что есть на скорой те еще козлы (как, впрочем, и везде), если к вам приехал один из них, вы можете спокойно отказаться от лечения, поставить две подписи в карте вызова и козел самоликвидируется из вашей квартиры. Если вы все еще хотите мед помощи вызывайте скорую или неотложку снова (желательно хотя бы через час-другой), попросив диспетчера прислать другую бригаду, мотивирую просьбу тем что с предидущей возник конфликт. Важно! По приезду другой бригады, сразу описать доктора, который у вас был (чтоб было понятно кто это) и сказать почему вы решили что он козел. Если вы действительно правы и будете вести себя адекватно 99% за то что получите квалифицированную мед помощь. Если к вам приехал тот же козел или другой, но опять таки козел - застрелитесь - вы конченный неудачник! 
10. Что делать если участковый или неотложка выписали направление в больницу и вызвали скорую, для перевозки?
  Если вы передвигаетесь самостоятельно и сможете дойти ножками до машины, то просто приготовьте: паспорт, направление ( которое вам оставил участковый или неотложка), свою мед карточку (если она у вас имеется), чашку, ложку, халат (для мужчин вариант - спортивный костюм или удобную одежду в которой вы ходите дома), тапочки, туалетные пренадлежности и ждите скорую. Если "груз" - это ваша любимая бабушка 80+ лет,100+ кг, которая уже как год не встает с постели, ходит под себя и даже плавает, когда много ходит; имейте ввиду, ее надо будет нести до машины, и это ваша проблема (сотрудники скорой не обязаны носить тела, они обязаны организовать транспортировку больного), даже если к вам приедет бригада не две старые бабки (доктор и фельдшер), а я (в меру упитанный доктор в полном рассвете сил), один я вашу бабку не вытащу при всем желании. Ищите соседей, родственников, грузчиков - ЗАРАНЕЕ! Доходило до следующего: "Есть кому нести? Нет. Вызывайте когда будет. До свидания." Жалобы не помогут, Леня-космос уже знает что мы никого не носим!
11. Я не хочу ехать в этот бомжатник, можете меня завести в НИИ кардиологии им. Стражеско?
  Нет не можем. Скрорая возит пациентов СТРОГО ПО: ПОКАЗАНИЯМ,  РАСПИСАНИЮ ДЕЖУРНЫХ БОЛЬНИЦ, МЕСТУ ПРОПИСКИ СТРАДАЛЬЦА! Крайне редко бывает так что есть несколько больниц на выбор, вменяемый врач скорой вас об этом известит. Если вы уговорите($) доктора завести вас в ту больницу которую вы жаждите, скорее всего вас там просто не примут, так что не стоит извращаться или едите куда говорят или лечитесь дома!



Взято тут: http://dydisa.livejournal.com/1369.html

вторник, 8 декабря 2009 г.

Как стать жаворонком

Оригинал статьи: How to Become an Early Riser
Перевод: Сергей Бирюков

Хорошо вставать до рассвета,
такая привычка способствует здоровью,
богатству и мудрости.

Аристотель

«Жаворонками» рождаются или становятся? В моём случае совершенно точно имело место становление. Когда мне было чуть больше двадцати, я редко ложился спать раньше полуночи и почти всегда вставал поздно. Обычно я не начинал свои дела до конца обеда.

Но через некоторое время я уже не мог не замечать явную зависимость между успехами и ранним подъёмом, даже в моей личной жизни. В те редкие случаи, когда я вставал рано, моя производительность почти всегда была выше, и не только утром, но и в течение всего дня. Кроме того, я был в прекрасном расположении духа. Будучи человеком, который активно добивается своих целей, я решил выработать привычку рано вставать. Я просто поставил будильник на 5 утра…

…и поднялся чуть раньше полудня.

Хм…

Я пробовал снова и снова, но не особенно далеко продвигался с каждым разом. Должно быть, у меня от рождения нет гена «ранней пташки», подумал я. Когда мой будильник начинал звонить, первой мыслью было остановить этот ужасный шум и продолжить спать. Я отложил дальнейшие попытки на неопределённый срок, но однажды, после некоторого исследования проблемы, пришёл к выводу, что подходил к ней не с той стороны. Как только я применил новые идеи, я вполне закономерно стал «ранней пташкой».

Трудно стать жаворонком, придерживаясь неправильной стратегии. В то же время, с правильной стратегией это относительно легко.

Самая распространённая неправильная стратегия состоит в следующем: ты считаешь, что если нужно раньше подняться, то нужно раньше отправиться спать. Исходя из этого, ты определяешь, сколько ты спишь сейчас, затем просто сдвигаешь всё на несколько часов. Если сейчас ты спишь от полуночи до восьми, предполагается, что теперь ты пойдёшь спать в 10 вечера и встанешь в 6 утра. Звучит весьма разумно, но обычно из этого ничего не выходит.

Существует две основных теории о графике сна. Согласно первой, нужно отправляться в постель и вставать каждый день в одно и то же время. Это всё равно что ограничить себя будильником с каждой стороны — ты стараешься спать в одни и те же часы каждую ночь. Вроде бы, это подходит современному обществу. Нам нужна предсказуемость в распорядке. И нам нужно достаточно отдыхать.

Вторая теория гласит, что нужно прислушиваться к своему телу: идти спать, когда ты устал, и подниматься, когда ты проснулся естественным образом. Этот подход основан на биологии. Наши тела знают, сколько нам нужно отдыхать, и поэтому мы должны к ним прислушиваться.

Методом проб и ошибок я обнаружил, что каждая из этих двух теорий в отдельности не является оптимальной. И ни одна не подходит, если вам нужна максимальная продуктивность. Вот почему:

Если ты спишь в определённые часы, иногда ты будешь отправляться в постель не слишком уставшим. Если для того чтобы заснуть, требуется больше пяти минут — ты недостаточно устал. Ты тратишь время, лёжа на кровати и не засыпая. Другая проблема заключается в предположении, что тебе нужно одно и то же количество часов для сна каждую ночь. Это предположение ложно: необходимое количество сна меняется день ото дня.

Если ты станешь спать, основываясь на наблюдениях за своим телом — скорее всего, ты будешь спать больше, чем на самом деле требуется — в некоторых случаях намного больше, около 10—15 часов в неделю (эквивалент полного рабочего дня). Многие люди из тех, кто придерживается этого подхода, спят по 8 и более часов каждую ночь, обычно это слишком много. Кроме того, утром возможны сюрпризы, если вставать в разное время. А из-за того, что наши природные ритмы не всегда совпадают с суточным циклом, время сна может начать сдвигаться.

Для меня оптимальным решением стало объединение обоих подходов. Это очень просто, и многие «ранние пташки» об этом даже не задумываются, но для меня это стало важным достижением. Решение заключается в том, что я отправляюсь в постель тогда (и только тогда), когда я хочу спать, и встаю по звонку будильника в определённое время все семь дней в неделю. Получается, что я встаю всегда в одно и то же время (в моём случае это 5 часов утра), но засыпаю каждую ночь по-разному.

Я иду спать, когда я уже слишком сонный для бодрствования. В качестве проверки обычно читаю книгу: если, прочитав одну или две страницы, я начинаю дремать — значит, я готов ко сну. В большинстве случаев, лёжа в кровати, я засыпаю за три минуты. Я ложусь, устраиваюсь поудобнее и мгновенно засыпаю. Иногда я иду спать в 21:30, в другие дни не сплю до полуночи. Чаще всего я ложусь в 22—23 часа. Если я не очень хочу спать — я буду бодрствовать до тех пор, пока смогу держать глаза открытыми. Чтение — прекрасное занятие для этого времени, оно наглядно показывает, когда я уже достаточно сонный.

Когда мой будильник утром начинает звонить, я выключаю его, потягиваюсь несколько секунд и поднимаюсь. Я не задумываюсь об этом. Я понял, что чем дольше я встаю, тем скорее я попытаюсь снова заснуть. Поэтому я не позволяю себе никаких рассуждений о том, что можно бы и ещё поспать, когда прозвенел будильник. Даже если хочется спать, я всё равно встаю сразу.

После нескольких дней использования такого подхода я обнаружил, что график моего сна пришёл в соответствие с природным ритмом. Если я не выспался за одну ночь, следующей ночью я захочу спать раньше и просплю дольше. А если у меня избыток энергии, и я не устал, то буду спать меньше. Моё тело научилось вырубать меня в нужный момент, потому что оно знает, что я всегда встаю в одно и то же время, и это время обсуждению не подлежит.

Побочный эффект: в среднем, я сплю ночью почти на 90 минут меньше, однако чувствую себя лучше отдохнувшим, потому что сон длится почти всё время нахождения в кровати.

Я понял, что большинство людей, страдающих бессонницей — это те, кто ложится спать, не будучи сонными. Если тебе не удаётся быстро заснуть — вставай и бодрствуй некоторое время. Сопротивляйся сну до тех пор, пока тело не начнёт вырабатывать гормоны, отключающие сознание. Если ты будешь ложиться спать, когда тебе действительно этого хочется, и вставать в определённое время, ты избавишься от бессонницы. В первую ночь ты задержишься допоздна, но сразу уснёшь. Днём ты можешь чувствовать себя уставшим, поскольку встал рано, а спал мало, но после работы тебе захочется отправиться спать пораньше следующей ночью. Через несколько дней ты привыкнешь ложиться примерно в одно и то же время и мгновенно засыпать.

Итак, если ты хочешь стать «жаворонком» (или просто научиться управлять временем своего сна), вот простой совет — нужно ложиться спать, только когда не можешь дальше бодрствовать, и вставать в каждое утро в одно и то же время.



Взято тут: http://romankalugin.com/kak-stat-zhavoronkom/

четверг, 3 декабря 2009 г.

Синди Кроуфорд: Новое Измерение

По этой системе я не занималась, но слышала опять же много позитивных мнений.
Особенно подходит тем, кто недавно перенёс роды.


Название: Синди Кроуфорд: Новое Измерение
Жанр: Обучающая видеопрограмма
Продолжительность: 01:12:47
Язык: русский перевод

Этот комплекс упражнений от знаменитой топ-модели был разработан специально для восстановления фигуры после беременности и родов. Однако он оказался актуален для всех, кто желает поддержать или улучшить свою физическую форму.

Поскольку программа состоит из трех наборов упражнений возрастающей сложности, ею особенно удобно пользоваться на DVD. Из меню «эпизоды» можно сразу выбрать часть, соответствующую уровню Вашей подготовки.

Тренировка А (12 минут): Идеальный комплекс упражнений, который поможет вам быстро вернуть форму. Вы можете выполнять его в любое время, в любой одежде. Цель тренировки: увеличение гибкости и улучшение кровообращения с помощью упражнений на растяжку, приседаний, выпадов и правильного дыхания.

Тренировка В (15 минут): Увеличивает интенсивность работы сердечно-сосудистой системы. Используя гантели при выполнении этого комплекса, Вы почувствуете прилив энергии, увеличение выносливости и прибавление силы. Комплекс включает отжимания, выпады, приседания, а также упражнения для развития верхней части тела.

Тренировки С (41 минута): Это полный комплекс упражнений для всего тела, укрепляет сердечно-сосудистую систему, придаетсилы. Выполняя эти простые, но очень эффективные упражнения четыре раза в неделю, вы увидите поразительные изменения в своей фигуре. Для занятий Вам потребуются гантели, стул и коврик.

Также на диске:

БОНУС: мультик МАЛЕНЬКИЕ СИЛАЧИ – упражнения для малышей

Аэробика-Cтриптиз с Кармен Электрой

Честно говоря, мне не сильно нравится "простая" аэробика. Но я решила попробовать (много было положительных отзывов).
Что вам сказать! Очень долгое время я с удовольствием занималась с Кармен. Вторая часть с фитнесом меня просто покорила. Опять же очень удобная разбивка на "проблемные зоны". Можно не делать весь комплекс за один раз, а столько, сколько сможешь.



Кармен Электра приглашает вас в красивый и волнущий мир стрип-аэробики. С её помощью вы научитесь двигаться, укрепите свои мышцы, повысите своё настроение и самооценку.
В коллекцию вошли курсы: Аэробика-стриптиз, Стрип-фитнес, Стрип-игры, Лэп-данс, Хип-хоп

Часть 1. Аэробика стриптиз / Aerobic Striptease
Первая часть программы Кармен Электра, разработанная, ею при участии хореографов и профессионалов фитнеса, открывает зрителю основы стриптиза. Используя наиболее популярные техники фитнеса и танца, Кармен проводит несложную тренировку, которая развивает и укрепляет тело с помощью движений, направленных на ноги, бедра, ягодицы и пресс. "Аэробика-Стриптиз" поможет Вам хорошо выглядеть, замечательно себя чувствовать и разнообразить Вашу личную жизнь в комфортных условиях собственного дома!
Часть 2. Стрип-фитнес / Fit to Strip
Вторая часть программы полностью посвящена совершенствованию фигуры. Эксперт по фитнесу и персональный тренер Кармен Майкл Карсэн проводит интенсивную тренировку для всего тела, которая укрепит и придаст тонус Вашим мышцам, За тренировкой следуют несколько мини-разминок, специально разработанных для проблемных зон, таких как бедра, ягодицы, пресс. Эта часть программы легко поможет Вам обрести идеальную фигуру и чувствовать себя увереннее в любой ситуации!
Часть 3. Стрип-игры / Advanced Aerobic Striptease
В этой части "Аэробики-Стриптиз" Кармен более глубоко и детально познакомит Вас с техникой стриптиза. Настало время применить навыки, полученные в первых двух частях. Вы разучите танец "сексуальная библиотекарша", а также получите советы о выборе костюма от Кармен.
Часть 4. Лэп-данс / Lap Dance
Сенсационная хореография. Профессиональные методы для изучения легендарного Лэп-данса. Этот соблазнительный танец не только укрепит мышцы, но и повысит настроение и самооценку.
Часть 5. Хип-хоп / Hip-Hop
Любимые движения Кармен из хип-хопа. Интенсивная аэробика, сочетание сексуальности и энергичности.

воскресенье, 29 ноября 2009 г.

"Тёмная сторона благожати" Рональд Данн 4-я часть (окончание)

«Вот моя боль, так пускай она станет крылом…»
В некоторых ветвях христианства считается, что молчание есть достойный ответ на страдания. Однако молчание зачастую лишь усугубляет сгустившийся мрак. Как мы уже отмечали ранее в рассказе об Иове, страдание отчуждает человека от мира. Он чув­ствует себя отвергнутым Богом и забытым людьми. Храня молчание, сгибаясь под грузом бед и несчастий, человек делает себя еще более одиноким.
Священное Писание, впрочем, никак не приветствует молчание, но и не запрещает говорение. Мы можем поучиться и у Иова, и у Иеремии, и у Давида, не говоря уже об Иисусе, Который воскликнул на кресте: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?», тому, что мы вправе выплескивать наружу боль нашей души. Это для нас чрезвычайно важно. Иногда единственный способ пережить эту боль — высказать ее вслух.
«Страждущий человек должен сам найти способ выразить и прочувствовать боль своего страдания, поскольку если кто-то сделает это за него, облегчения может и не наступить. Если человек будет молчать о своих терзаниях, они поглотят его, и он погибнет в нахлынувших водах апатии… Без возможности общения с другими людьми перемен тоже ожидать не приходится. Сделаться же безмолвствующими, одинокими как перст — значит умереть».
Пока я находился во тьме, я узнал одну очень ценную вещь, которая дала мне свободу. Нет ничего страшного в том, чтобы рассказывать Богу о том, что творится в вашей душе. Более того, Он и так уже все знает. Вы не откроете Ему ничего нового. Я не припомню ни одного случая, чтобы я своими словами удивил или шокировал Его. Я ни разу не слышал, чтобы в ответ на чью-либо исповедь Господь сказал бы: «Ну надо же, о тебе бы Я такого никогда не подумал!»
Комментируя псалом 87, Вальтер Брюгеманн вопрошает: «Что этот псалом вообще делает в нашей Библии?» Он там потому, поясняет В. Брюгеманн далее, что такова жизнь, а эти произведения были призваны отражать жизнь такой, как она есть, а не избирательно. Это очень печальный и удручающий псалом. Но это высказанный псалом. Это не стих, говорящий о «молчаливой депрессии. Это речь. И речь, обращенная к конкретному лицу. Даже во рве преисподней Израиль знает, что за всем этим стоит Иегова».
В своем богословском комментарии к псалмам В. Брюгеманн делит их на «псалмы ориентации» и на «псалмы дезориентации». Он отмечает интересный факт, что Церковь в нашем современном мире, полностью дезориентирующем человека своими многочисленными соблазнами, продолжает петь гимны исключительно «ориентационные». «Я твердо убежден, что подобная позиция Церкви продиктована не евангелическим пылом или глубокой верой, скорее всего, она обусловлена безотчетным страхом, упорным отрицанием реальной действительности, самообманом и нежеланием признавать свою дезориентацию в этом запутанном мире. Причина такого безоговорочного утверждения «ориентации», похоже, не в вере, а в нарочитом, навязчивом оптимизме нашей культуры.
Подобное отрицание очевидного некоторыми современными ревнителями веры и их попытки замять неблагоприятные моменты (а я уверен, что именно это и происходит) весьма странны, учитывая, что в Библии немало псалмов, исполненных горечи и сожаления, протеста, возмущения и жалоб на несовершенство этого мира. По крайней мере, становится ясным, что церковь, распевающая «песни счастья и радости» перед лицом жестокой действительности, поступает не совсем так, как к тому призывает Священное Писание».
Я вовсе не призываю петь псалом 108 на воскресных службах. Я лишь хочу, чтобы Церковь осознала, что ощущение дезориентации — законное чувство в духовном опыте любого верующего, и в своем служении Церковь должна уделить внимание этим людям и этой проблеме.
«Обращение к «псалмам тьмы» может быть расценено многими как свидетельство маловерия и отступничества, но для сообщества действительно любящих и искренне верующих людей это будет шагом дерзновенной веры, быть может, несколько преображенной. Сие обращение есть шаг дерзновенной веры, с одной стороны, потому что оно призывает прочувствовать и испытать мир, каков он есть, во всей его неприглядности, а с другой — потому что оно возлагает ответственность за все беспорядки и беды в этом мире на Бога, заявляя, что все происходящее находится под Его неусыпным контролем. А посему не существует никаких предосудительных, запретных или неуместных тем — ведь это говорит наше сердце. Умалчивать о каких-то моментах жизни при разговоре — это все равно, что удалять их из ведения Божия. Таким образом, эти псалмы играют важную роль: они показывают нам, что говорить нужно обо всем, и то, о чем мы говорим, должно быть обращено к Богу, Которому одному известны все тонкости жизни».
Меня поразило, что, записывая в книги свою веру, израильтяне не исключали мрак и тьму из своего религиозного опыта. Но еще более удивительно в этих «псалмах дезориентации» то, что ни один из авторов ни разу ни словом не обмолвился о том, что он более не верит или не доверяет Богу. Даже в самом мрачном из псалмов Бог выступает перед нами как тот, Кто всегда присутствует рядом и Кто внимательно следит за «дезориентацией» и сумбуром, царящими в нашей жизни. И именно такая дерзкая, упрямая, возмущающая и ропщущая вера дает нам новый источник жизни даже в глубинах преисподней.

Когда жизнь рассыпается в прах
Я предаю огласке сугубо личный случай лишь по одной причине: я до сих пор не могу забыть ту бездну, в которую повергла меня депрессия, — нестерпимая боль, острое чув­ство одиночества и безысходности, отчужденность от мира, безграничное отчаяние, «стоны и плачи, звучавшие у меня в голове».
И я далеко не исключение. Я хочу, чтобы все узнали: я тоже прошел через это и знаю, что избавление возможно! Ибо именно в период соб­ственного горя я обнаружил серьезные упущения в работе Церкви. В ней не было места «зимним» христианам. Нигде: ни в христианской литературе, ни на семинарах, ни на конференциях — я не смог обрести ни поддержки, ни помощи. Я не услышал ни одной проповеди на эту тему. (Быть может, такие полезные книжки и существуют, но, к сожалению, мне они на глаза так и не попались.)
По правде говоря, я нашел больше понимания среди мирских людей, чем среди христиан: неверующим людям я не боялся рассказывать о своих проблемах, но я не мог произнести ни слова под сводами церкви. Сейчас, к счастью, многое изменилось.
Забвение… О, как сладка эта мысль— укрыться где-нибудь, где угодно, там, где бы вас не достала безжалостная рука вашего мучителя! Не думаю, правда, что я когда-либо всерьез намеревался лишить себя жизни. В моей памяти были слишком свежи воспоминания о том, какой разрушительной волной прошло по нам — по мне, по моей семье — самоубийство Ронни. Когда я размышлял об этом, во мне боролись смешанные чувства горя и гнева — гнева на него за то, что он сделал.
Как-то раз на конференции одна женщина задала мне вопрос: «Что вы делаете, когда не знаете, что делать?»
Мы тогда обсуждали Провидение Божие и то, как исполнять Его волю. Немного подумав, я отвечал ей: «Делайте то, что знаете, как делать».
Когда не знаете, что делать, делайте то, что знаете, или, словами Исаии, продолжайте свой путь.
Исаия утверждает, что те, кто боится Господа и слушается гласа Его, те продолжают идти, даже когда вокруг сгущается мрак. Данная конструкция в древнееврейском тексте подразумевает, что таково определение истинного раба Божия, Его преданного слуги.
Что же делать, когда мы чувствуем, что слова молитвы застревают у нас в горле, когда нам кажется, что Господь заткнул уши и не слышит, когда наши молитвы не затрагивают нашего сердца? Продолжать молиться. В какой-то критический момент моего депрессивного состояния Кай, которая неустанно молилась все это время, пришла в отчаяние: «Я молюсь, и молюсь, и молюсь, но, похоже, в этом нет никакого толка!»
«Прошу тебя, продолжай! — сказал я ей. — Со мной все образуется. Твои молитвы обязательно будут услышаны!»
Так и случилось.
К. С. Льюис испытал то же чувство отчаяния и бессмысленности молитвы во время смертельной болезни своей жены: «Любую молитву и любую надежду может свести на нет осознание того, что все предыдущие молитвы, которые Х. и я возносили Господу, оказались бесплодны, и все надежды, которые мы питали, — ложны. И это были не просто пустые, надуманные нашими собственными желаниями надежды, — нет, они имели подтверждение, даже навязывались нам ошибочными диагнозами, рентгеновскими снимками, необъяснимым облегчением и даже — увы, лишь временным, но казавшимся совершенно волшебным и столь реальным — выздоровлением».
Продолжайте идти, продолжайте молиться, читать Писание, благовествовать, ходить в церковь, распевать гимны. К огда не знаете, что делать, делайте то, что знаете.

Когда Бог выключает свет
Самое опасное во тьме — это наше отчаянное желание видеть происходящее. Это желание часто так велико, что мы сами беремся позаботиться о том, чтобы что-нибудь да произошло.
Тьма бывает освящена и ниспослана Богом. Освальд Чемберс сказал, что Господь иногда сознательно лишает нас Своего благословения, чтобы мы научились больше уповать на Него. В первых строках своего Евангелия Иоанн возвещает: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Иоанн 1: 5).
Вы знаете, что такое тьма? Это отсутствие света. Исчерпывающее определение, не так ли? Если вы вечером сидите в освещенной комнате и вдруг откроете дверь, наполнится ли комната тьмою? Нет. Тьме не поглотить света. В комнате станет темно, только если выключить свет. Это не ночь прогоняет день. Нет, день уходит, а на смену ему является ночь.
В книге Бытие при описании творения сказано: «И был вечер, и было утро: день один». Вы никогда не задумывались над тем, что вечер тоже часть дня, как и утро? Ночь — часть суток. Когда мы говорим о сутках, мы можем сказать «целый день», но мы не говорим «целая ночь».
Если тьма существует, она существует потому, что Господь по Своему, одному Ему ведомому желанию, решил удалить свет. Разжигая свой собственный огонь, мы нарушаем замысел Божий.
Существуют вещи, которые можно увидеть только в темноте. Когда-то я прочитал удивительные слова Анни Дилард: «Вы не обязаны сидеть на улице в темноте. Однако если вы захотите посмотреть на звезды, вы поймете, что темнота вам необходима. Сами же звезды этого не требуют».
Исаия сказал, что всякий, кто ходит во мраке, должен «утверждаться в Боге своем». Это слово в оригинале означает «полагаться на чью-то помощь или поддер­жку». В псалме 22 однокоренное с этим слово переведено как «посох»: «Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня». «Успокаивают», то есть «поддерживают меня». Вспоминаются и Притчи: «Надейся на Господа всем сердцем твоим, и не полагайся на разум твой» (Притчи 3: 5; выделение мое. — Р. Д.).
Когда Господь удаляет от нас свет, Он хочет показать нам, что есть нечто лучшее, чем свет, — вера.

«Вы думаете, что имеете память, — нет, это она имеет вас!»
Недоумение и обида, которые мы испытали, не получив ответа на важные для нас молитвы, сеют в душе сомнения, имеет ли смысл вообще молиться. Разочаровавшись в каком-нибудь пасторе, мы перестаем доверять им всем, а неблагодарные дети могут сделать нас активными сторонниками использования противозачаточных средств. Поэтому когда нас вдруг подводит Бог, это может стать самым страшным и сокрушительным ударом, и, если не предпринять необходимых в данной ситуации действий, разочарование может перерасти сначала в озлобленность, а затем и в откровенный цинизм.
Конечно, лучший выход из положения — это постараться забыть обо всем и продолжать свой жизненный путь. И уверяю вас, недостатка в подобных советах у вас не будет! Поэтому они ничего не стоят.
«Прости и забудь» — самый распространенный из них. Что-то не припомню, чтобы в Библии давались такого рода установки, но это не смущает тех, кто с щедростью предлагает их вам. Насколько я понимаю, только Господь Бог может по собственному желанию что-либо забыть.
Некоторые обиды, несбывшиеся надежды, убитые мечты, болезненные воспоминания — одним словом, разочарования — невозможно забыть. Так что и не пытайтесь.
Мне кажется, лучше всего сделать так. Вместо того чтобы силиться забыть все это, мы должны попробовать вспомнить о чем-нибудь другом. Если не можете о чем-то забыть, предайтесь воспоминаниям.
Прежде чем расстраиваться о том, чего ты не можешь иметь, вспомни о том, что ты уже имеешь. Прежде чем скорбеть о том, чего Бог тебе не дал, вспомни о том, что Он тебе уже дал.
Господь остался глух к двум очень важным для меня молитвам: об исцелении моей матери и об исцелении моего сына. Это разочарование, которого мне не забыть.
Когда вы ищете Божьей помощи в подобных случаях, вам тяжело оставаться объективными. Бесспорно, мы и подумать не можем о том, что Господь допустит смерть наших близких. Но наши мысли не всегда совпадают с замыслом Божьим. Но Божий замысел — лучший из возможных.
Как ни крути, но мы вынуждены признать, что нам не всегда известна воля Божия для каждой конкретной минуты нашей жизни. Мы узнаем о ней лишь тогда, когда Он Сам шаг за шагом открывает нам ее. Каждый человек строит свою систему распознавания Божьей воли, но Господь выше и несоизмеримо больше любой системы и любой теории. Мы должны научиться терпению, должны постараться привыкнуть к неопределенности.

«Господь обратил это во благо!»
В истории Иосифа мы обнаруживаем удивительные слова: «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей» (Быт. 50: 19, 20).
У меня для вас домашнее задание. Возьмите два листа бумаги и на одном из них составьте список всего того, с чем, по вашему мнению, вам в жизни не повезло. Быть может, вы родились в неполной семье, или в нищете, или с каким-нибудь физическим недостатком, или с оттопыренными ушами.
На втором листе напишите все то, чем вы недовольны в настоящий момент и что бы вам хотелось изменить, но вы не в состоянии.
Когда вы закончите, перечитайте все с самого начала, приговаривая с каждым пунк­том: «Ты умышлял это во зло, но Господь обратил это во благо!»
Поможет ли это вам? Не знаю. Но это сумело изменить мою жизнь.
Это борьба до наступления зари. Но заря все-таки наступит!
Один из положительных моментов в моих постоянных схватках с депрессией — то, что я теперь знаю, что я способен одержать победу.
Эта книга получилась очень личной. Я не задумывал это специально, но вынужден согласиться с Генри Ноуэном, который сказал, что слишком личное зачастую бывает наиболее универсальным. Потому что в глубине души, в самых ее далеких уголках, мы все похожи друг на друга: мы боремся с одними и теми же страхами и желаем одного и того же.
И я не исключение.
Равно как и вы.

«Кто отлучит нас от любви Божьей?»
«Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8: 28).
Я все время ищу подвох в этом стихе.
Я перечитал все либеральные комментарии, сравнил все имеющиеся переводы, досконально изучил структуру этого предложения, каждое слово в греческом оригинале в надежде отыскать хоть какую-то неувязку. Я хотел доказать, что на самом деле в этом стихе говорится не о том, о чем кажется.
Когда в вашей жизни случается трагедия, вам кажется, что это самое страшное, что могло произойти, вы заплатили справедливую цену и теперь в расчете. Однако на своем собственном опыте я убедился, что это далеко не так. Вам вновь и вновь приходится раскошеливаться, по крайней мере, создается такое впечатление. Смерть Ронни была лишь одной из многих смертей, последовавших за ней, — не всегда физических, но не менее реальных и ничуть не менее болезненных и горьких.
И вдруг я осознал всю серьезность и всю глубину этого стиха, который, на первый взгляд, дает слишком громкое и сомнительное обещание. Павел говорит, что если мы любим Бога и призваны Им по Его же соизволению, то все — не кое-что и даже не большая часть, а все — содействует нашему благу. «Знаем», — говорит Павел, и говорит с уверенностью. Это не личные догадки знаменитого апостола. Мы точно знаем, что так и будет.
Самая большая опасность при толковании этого стиха лежит в его романтизации, излишнем упрощении. Люди вырывают его из контекста, не замечая, о чем говорится в предыдущих стихах, а они вопиют о страдании.
Апостол Павел не утверждает, что все, что случается с христианином, — это однозначно благо. В нашей жизни происходит немало плохого. Но все, что ни случается, все обязательно обернется к лучшему. Никакие несчастья не смогут отвести от нас то доброе, что уготовил для нас Господь.
Павел не утверждает также, что Бог устраивает так, что все вокруг нас призвано служить нашему комфорту, здоровью, благополучию и богатству. То самое «все», о котором говорит апостол, не служит земным интересам верующего. То «благо», о котором он говорит, имеет отношение к нашему спасению и отношениям с Богом, Который это спасение дает.
Неверно также думать, будто, заявляя, что все содействует ко благу, Павел имеет в виду, что все будет происходить само собой. Так не бывает. Это Господь содействует тому, что все в нашей жизни оборачивается к лучшему. Он управляет нашей жизнью день за днем. И все это делает для «любящих Бога». Для тех же, кто спасения не имеет, ко благу не содействует ровным счетом ничего.
Контекст, в котором подается этот стих, необычайно важен. Мне кажется, это самое «все» относится главным образом к «нынешним страданиям» из стиха 18: «Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8: 18).
Но рассматриваемый нами стих 28 не только бращается назад к 18 стиху, но и в будущее, к стихам 35-39: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонения, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем».
Понимаете теперь, что меня беспокоило? По словам Павла получается, что все, даже такие вещи, как гонения и смерть, голод и скорбь, могут послужить ко благу тех, кто возлюбил Господа Бога. Он заявляет или, по крайней мере, кажется, что он заявляет, будто Бог в силах сделать так, что все это будет содействовать благополучию Его народа.
К. Е. Б. Кранфильд в своем знаменитом и весьма почитаемом комментарии к Посланию к Римлянам пишет: «Первую часть этого стиха мы, соответственно, понимаем так, что ничто в этом мире не может навредить — во всех смыслах этого слова — тем, кто любит Бога. Все, что бы с ними ни случалось, включая даже те ужасные вещи, перечисленные в стихе 35, лишь способствует им на пути ко спасению, укрепляя их веру и приближая их к Господу Иисусу Христу. Причина, по которой это возможно, состоит в том, что все это находится в руках Божьих. Здесь мы видим проявление веры, но веры не в обстоятельства, а в Бога».
Власть, сила и могущество Бога столь велики, что даже происки Его врагов и врагов рода человеческого вынуждены подчиняться Божьей воле.
А если это так, значит, все мои жалобы на жизнь и ропот против Бога, как бы понятны они ни были, неправомерны.
Если это так, значит, я не вправе сердиться и негодовать на несправедливость этого мира.
Если это так, значит, те боль и страдания, которые мы с Кай испытали, похоронив взлелеянную мечту, — даже это призвано послужить нам во благо.
Если это так, значит, если бы Господь удалил бы из моей жизни хоть одну печаль, одно единственное горе, одно разочарование, я бы уже не был тем человеком, каким являюсь сейчас, каким задумал меня Бог, и мое служение не было бы таким, как того хотел Господь.
Если это так, значит, мы можем перешагнуть через все свои страдания и разбитые мечты, через слезы и боль, через могилы близких нам людей и бессонные ночи и, взобравшись на гору пепла, воскликнуть: «Все это Господь обратит нам во благо!»
Обратили ли вы внимание на слова Павла о том, что Господь предопределил нам быть подобными не столько образу Божию, сколько образу Сына Его? Этому посвящен весь Новый завет.
Христос пришел в этот мир не только для того, чтобы явить людям, каков Собой Бог, но и показать им, каким должен быть человек, настоящий, безгрешный и непорочный человек; показать им, как должно славить Бога и радоваться в Нем вечно. Христос есть Богочеловек — идеальный пример отношений между Богом и человеком. Будучи человеком, Иисус пережил тяготы одиночества, непонимания, голода и жажды, предательства, смерти, боли и унижений, которым нет названия. И однако несмотря на все это Он оставался в союзе с Отцом и братьями Своими. Страдания были частью Его образа, и чрез них Он сделался совершенным. И через Его человечность и Его богообщение слава Божья воссияла. Иисус стал Таким, каким Господь положил быть человеку и какими мы все будем. Мы, призванные по Его изволению и которых Он предопределил быть подобными образу Сына Своего.
Замысел Божий исполнится в каждом из нас. Мне вспоминаются прекрасные стихи из 15-ой главы Первого послания к Коринфянам, где Павел пишет: «И как мы носили образ перстного [человека], будем носить и образ небесного… Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (ст. 49-53).
А вот слова Иоанна: «Возлюбленные! Мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3: 2).
Павел же сказал Филиппийцам, что он уверен «в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа» (1: 6).
Господь всегда завершает все Свои начинания. Он позволил Себе отдохнуть на седьмой день творения, не раньше чем завершил все дела Свои в день шестой. В Послании к Евреям сказано: «Совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте» (1: 3).
Господь говорит нам, что в один прекрасный день, совершая свой путь, мы вдруг услышим громкий голос и звуки трубные и в одно мгновение преобразимся в образ Божий. Между тем задача всех нас — позаботиться о том, как далеко мы можем пройти по нашему пути. От этого будет зависеть, насколько болезненно мы воспримем это преображение. Некоторые говорят о пришествии Христа с восхищением, но и с опаской, однако мне кажется, это потому, что многие слишком далеки от Его подобия.
Только теперь смысл стиха 28 из Послания к Римлянам начинает проясняться. Уже в настоящий момент, в этой жизни, невзирая на все трудности и страдания, если жива в нас надежда, «все» будет способствовать преображению нас в подобие нашего Спасителя.
Именно «все», что мы переживаем в нашей земной жизни, Господь использует для того, чтобы взрастить в нас христоподобное сострадание к страждущим, христоподобную любовь к врагам и христоподобное смирение перед волей Отца небесного.

"Темная сторона благодати" Рональд Данн 3-я часть

Бывают в жизни времена, когда все идет исправно и гладко: вы точно знаете во что веруете, и у вас нет ни капли сомнений. Но вдруг обстоятельства поворачиваются таким образом, что вы сталкиваетесь с не менее очевидными, но прямо противоположными фактами. И если вы хотите сохранить вашу веру, вам необходимо каким-то образом примирить непримиримое.

Станет ли кто служить Богу даром?
Когда мы запускаем новый проект для увеличения бюджета, мы говорим людям, что, если они будут платить десятину, Господь обязательно благословит их, Он сделает так, что оставшиеся девяносто процентов послужат им лучше, чем первоначальные сто. Но что если этого не произойдет? Что если все, что у вас останется после того, как вы заплатили десятину, это сумма на десять процентов меньше той, которая у вас была до того? А что если налоговая служба вдруг объявит, что деньги, отданные в церковь или на благотворительность, не будут более вычитаться из ваших доходов?
Когда умер наш сын, мы получили мешки писем, полных сочувствия и слов утешения. Мы их храним и дорожим ими, но мне особенно запомнилось одно из них. Это было письмо от семейной пары, прихожан той церкви, которую я как раз посетил накануне. Первый абзац содержал обычные соболезнования нашему горю, но второй абзац запечатлелся в моем мозгу.
Там было сказано: «Брат Данн, мы знаем, что Вы — человек Божий, что Вы и Ваша жена посвятили свою жизнь служению Господу. Мы не понимаем, как такое могло случиться с Вами» (выделено мною. — Р. Д.).
Они бы поняли, если бы такое случилось с ними, с простыми смертными. Но я-то был на особом счету, я был человек Божий. Они, наверное, думали: «Если такое могло случиться с человеком Божьим, то что тогда грозит таким, как мы?»
«Мы не понимаем, как такое могло случиться с Вами». И знаете что? Я был с ними согласен.
Откровенно говоря, я чувствовал, что не заслуживаю подобного обращения. Мое положение и мой статус должны были быть приняты во внимание. В самом деле, если человек всю жизнь свою положил на служение Богу, он вправе рассчитывать на кое-какие послабления, разве не так? На какие-нибудь дополнительные милости? Или небольшие премии? Какое-нибудь особое отношение при рассмотрении моего дела? Я ведь как-никак дитя Божие! Я посвятил свою жизнь Ему, и Он не должен забывать об этом, когда в очередной раз начнет раздавать людям беды и несчастья. Тогда это будет справедливо.
Справедливости! Это все, что я прошу, Господи! Будь же справедлив! Неужели я слишком многого хочу? Разве это справедливо, что дети наших знакомых растут, заканчивают университет, устраиваются на работу, женятся, заводят детей, в то время как мой сын лежит в могиле? Всего лишь немного справедливости, Господи!
Вера всегда представлялась мне своеобразным буфером, большой и мягкой подушкой, способной смягчать любые удары судьбы. Но когда один из ударов оказался чуть посильнее, когда боль от него проникла в мою веру и пронзила плоть, тогда и появились первые сомнения. Тогда-то я и сделал леденящее душу открытие: оказывается, можно верить Богу и в то же время страдать.
Именно в такие моменты вы начинаете осознавать, какова же в действительности ваша вера, потому что единственное, в чем согласны Бог и дьявол, это то, что вера, основанная на благополучии, неискренна. Так что упрек, который бросил в лицо Господу сатана, вполне правомерен.
Станет ли кто служить Богу, если их ровная и спокойная жизнь вдруг обратится в трагедию? Я употребляю слово «трагедия» в прямом смысле, чтобы не путать с тем, что некоторые богословы называют страданиями. Серьезные страдания (трагедия) — это страдания, которые разлагают, деморализуют и разрушают человеческий дух, а также такие, до причин которых невозможно докопаться, чтобы понять, насколько они заслуженные (например, смерть ребенка).
Иов страдает именно потому, что он хороший человек. Он обнаружил, что можно праведно служить Господу и все равно быть несчастным. Именно поэтому все мучения кажутся ему необъяснимыми: он их не заслуживает!
Если бы Иов был известный грешник, мы бы сказали: «Да, воистину есть справедливость на земле! Старина Иов получил по заслугам!» А был бы он обычный человек, мы бы сказали просто: «Да уж, у Иова был сегодня тяжелый день. Но такова жизнь: одним везет больше, другим — меньше».
Будь Иов дурным, никчемным человеком, дело было бы ясное, но он же был само совершенство… И подобные вещи всегда служили веским аргументом в устах тех, кто отрицал существование Бога. Почему с хорошими людьми случается дурное? Все знают, что добро должно быть счастливо, однако же человеческая нравственность не гарантирует счастья в этой жизни. Равно как и счастье не обязательно способствует нравственной жизни.
Страдания Иова нельзя свести только к потере имения и детей или даже к физической боли, которую он испытывал. Был еще один источник невыразимой муки.
Иов осознал, что та правоверная доктрина, которой он придерживался всю жизнь, оказалась ложной. Его стройная богослов­ская система рассыпалась в прах под давлением неоспоримых фактов.
А бытующая в то время теология была достаточно проста: Бог благословляет праведных и проклинает неправедных. Физические и материальные блага были неоспоримыми признаками расположения Господня. Утрата же здоровья или богатства была неоспоримым признаком Божьего недовольства.
Иов знал в сердце своем, что он чист перед Богом, он не сделал ничего такого, что могло послужить объяснением его невообразимых страданий. Но с ним происходили ужасные вещи — от этого ему было не уйти. Все то, во что он свято верил, что привносило в его жизнь порядок и смысл, что, как ему казалось, он знал о Боге, — все это рассыпалось в пыль в мгновение ока.
А это худшее, что может случиться с человеком. Все мы строим нашу жизнь, опираясь на некую систему взглядов, на веру в то, что в этом мире существует порядок и справедливость, которыми управляет всевышний Творец. И вот когда рушится наша внутренняя крепость, дающая нам ощущение защищенности и безопасности, жизнь наша превращается в бессмысленный хаос, если только нам не удается проникнуть в корень вещей и найти подобающее объяснение происходящему, которое вернуло бы смысл нашему существованию. Во времена Иова таким объяснением был грех.
Возможно, это «нормально» — думать, что все наши страдания обусловлены совершенными нами прегрешениями. Очень многие разделяют эту точку зрения. Однако такие люди становятся на сторону дьявола и трех приятелей Иова, когда советуют нам «веровать сильнее» или «исповедовать свой грех».
Но вернемся к Иову. Когда корабль нашей жизни терпит крушение, когда мы не понимаем, за что нам приходится переносить все эти муки, мы, подобно этому библейскому страдальцу, вынуждены искать новые пути общения с Богом и новые способы размышления о Нем. Будем ли мы и дальше служить Ему?
О Господи Боже! Если бы Ты не безмолвствовал, Иов не страдал бы. И каковы же Твои слова теперь, когда страдаю я? Почему Ты отвечаешь врагу рода человеческого, но не говоришь со мной, чадом Твоим?

Побочный эффект страданий
Я до сих пор благодарен одному моему другу, который сказал как-то, что скорбь отчуждает. Он имел в виду не только то, что я, скорбящий, обособлен от вас, счастливых. Он считал, что разделенная скорбь разъединяет людей, которые делятся ею друг с другом. Несмотря на то что все мы скорбим, мы все скорбим по-разному. Так же как каждая смерть имеет свое лицо, свой характер, так и скорбь по поводу разных смертей различна в своих проявлениях. У каждого человека свой способ и свои сроки, в которые он переживает горе, и никто не вправе судить его. Мне может показаться странным, что вы сегодня рыдаете с утра да вечера, а вчера глаза ваши были сухи, в то время как я вчера обливался слезами. Но мое горе — это не ваше горе.
И еще один момент: мне приходится так отчаянно бороться за то, чтобы вновь вернуться к жизни, что у меня не остается сил протянуть руку помощи вам. И с вами происходит то же самое. Только некто нескорбящий в данный момент может помочь нам обоим. Только радостные и счастливые люди могут сказать: «Давайте соберемся вместе!»
Недавно мы с Кай ужинали в ресторане с одним нашим знакомым пастором и его женой. Эта женщина в последние годы страдала тяжелой формой маниакальной депрессии. В ходе разговора выяснилось, что тяжесть ее болезни усугублялась отношением к ней друзей и коллег. Подобно многим жертвам этой болезни, она несла на плечах двойной груз: ей приходилось не только мириться со своим недугом, но и терпеть насмешки и отчуждение со стороны окружающих. Я, помнится, читал где-то, что клеймо позора, которое навешивается на душевнобольного человека, является наиболее деструктивным фактором при лечении этой болезни и замедляет процесс выздоровления. Я также помню, как за пару недель до самоубийства сына меня пригласили участвовать в конференции, которую проводил один известный по всей стране христианский психолог. Однако после того, как Ронни покончил с собой, я больше не получал никаких приглашений.
Пока Кай слушала, как жена нашего знакомого пастора делилась с нами различными, зачастую довольно странными, эпизодами из своей жизни, связанными с протеканием ее болезни, она все время кивала головой и повторяла: «Да-да, с Ронни происходило то же самое. Да-да, Ронни поступал точно так же!»
И вдруг эта бедная женщина вскочила на ноги и, задыхаясь от радости и облегчения, вскричала: «Вы меня понимаете! Боже, вы понимаете!»
Я был потрясен, увидев, как мало ей было надо. Мы не давали ей никаких советов, не предлагали никаких ответов на ее проблемы, да она их и не просила; все, что ей требовалось, — это немного понимания, и, когда она нашла его, она уже не была одинока.
Ей просто сказали: «Я вас понимаю».
Иову не так повезло в этом смысле.
Любые страдания, как правило, отчуждают людей друг от друга — неважно, нравственные ли это страдания или физические, ребенок ли это, сбившийся с пути, рассыпающийся брак или разоряющееся предприятие.
Иногда отчуждение появляется потому, что Господь входит в нашу жизнь необычным, совершенно неожиданным, нетрадиционным способом. Столь необычным и столь нетрадиционным, что окружающие видят в нем лишь кару Господню, наказание Божие. Вычислив со временем схему, по которой чаще всего действует Бог, когда эта схема вдруг не срабатывает в жизни какого-нибудь человека, люди делают только один вывод, ибо все они обладатели узкого мышления.
Подобно друзьям Иова, для того чтобы оправдать собственные взгляды, мы готовы усомниться в непорочности страдальца.
Итак, Иов оказался на куче пепла, сделался изгоем.
Отчуждение ведет к одиночеству. Джозеф Конрад сказал, что люди должны страдать, как спят, — сами по себе. Всем известно, что одиночество — это самое тяжкое испытание для человека, и именно оно причиняет страждущему больше всего боли.
Но самое ужасное ощущение одиночества возникает не от того, что вы чувствуете себя отверженным семьей, друзьями или обществом, а оттого, что вы чувствуете себя отвергнутым Богом.
Во время смертельной болезни своей жены и связанных с этим терзаний и непонимания путей Господних К. С. Льюис писал: «Самое страшное не то, что я почти готов потерять веру в Бога, а то, что я боюсь поверить в ужасные вещи о Нем. Я не боюсь подумать: «Так, значит, нет все-таки Бога!», я страшусь мысли: «Так вот какой на самом деле Бог! Пора расстаться с иллюзиями…».
На воскресных службах мы игнорируем псалом 87, потому что его слова слишком печальны и удручающи.
Но они из реальной жизни.
Я знаю, что они из реальной жизни, потому что так сказано в Библии, потому что я сам прошел через все это, потому что каждое воскресенье я утешаю и успокаиваю десятки верующих, которым тоже знакомы эти чувства и которые с легкостью могли бы сказать: «Тьма стала мне близким другом».
Они изгои, потому что у них духовные проблемы. Они как позорное пятно на здоровом теле благополучной церкви. Они с неохотой и опаской говорят о мраке, царящем в их душе, боясь услышать все те же знакомые до боли увещевания: «Соберитесь!», «Исповедуйте грех свой!», «Умрите для себя и своих желаний», «Распните свою плоть», «Подсчитайте-ка благословения, которым одарил вас Господь» или «Скажите спасибо, что у вас не рак!»
Мне даже кажется, что некоторые были бы не прочь обменять тьму в своей душе на рак, по крайней мере тогда они смогли бы открыто говорить о своей боли, взывать о помощи и получать поддержку и сочувствие от окружающих.
Описывая свои чувства, которые испытал после смерти жены Мартин И. Марти в книге «Крик в пустоту» говорит о зиме в своем сердце, о том нещадном холоде, который сковал его душу, когда он почувствовал боль и узнал смерть. В его сердце зияла пустота. «Зимний мороз наполняет то пространство, в котором раньше жила любовь, но теперь она умерла или стала чужой… Но пустота может появиться и тогда, когда от вас удалился Господь, когда у вас не осталось ничего святого, когда Бог безмолвствует».
По словам М. Марти, зима в душе имеет не меньше прав на существование, чем лето или весна, однако она не находит столь же горячей поддержки и понимания с нашей стороны, как последние. В настоящее время считается, что единственно приемлемым состоянием души может быть только яркое и светлое духовное лето.
Мне кажется, что многие «летние» христиане скрывают у себя в груди «зимние» сердца. Они отрицают реальную действительность и называют это верой. Но они никогда не признаются в этом, иначе им грозит исключение из рядов «Сообщества восторженных».
И здесь возникает вопрос: станет ли кто служить Господу в одиночестве? Или, выражаясь более прямолинейно: останусь ли я верным Богу, даже если мне покажется, что Он покинул меня? Может ли кто-нибудь служить Богу, когда жизнь его рассыпается в прах?
Думается, Тейяр де Шарден был прав, когда сказал: «Радость — это не отсутствие страданий, а присутствие Бога».
Но небеса молчат. Те, кто впервые читает книгу Иова, иногда удивляются, почему же Господь так и не объяснил Иову, за что тому пришлось мучиться. Даже когда все уже было позади, Иов не узнал ответа. Ему не сообщают о том разговоре, который произошел между Богом и сатаной. Он так никогда и не узнал о заключенном на небесах пари.
Многие люди завершают свой земной путь и умирают, так и не узнав, почему трагедия оборвала их жизни. Если бы только Господь сказал хоть слово! Все, о чем я прошу, Боже, — получить хоть малейшее представление о том, почему все это происходит? Я бы справился со всем этим, если бы Ты заговорил со мной. Хотя бы намекни, Боже, хотя бы намекни!
Но, как и Иову, всем нам приходится выучить один и тот же урок: Господь не обязан нам ничего объяснять. Это людям нужна юридическая система; Богу она не нужна. Господь устанавливает нормы поведения человека, но Он не обязан следовать им, если только Сам не примет такое решение.
Но в конце концов Господь нарушает молчание. Наконец-то Он отвечает! Давно пора! Спустя тридцать семь глав, мы, наконец, можем услышать и Его версию происходящего. Давайте послушаем. Господь говорил Иову из бури: «Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла? Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты отвечай Мне» (Иов 38: 2, 3).
В свободном переводе это означает: «Иов, ты не имеешь ни малейшего представления о том, что с тобой происходит. Так что приготовься, тебе предстоит ответить на пару вопросов, сынок».
У меня создается впечатление, что все пошло не совсем так, как рассчитывал Иов, но, по крайней мере, Бог заговорил. «Где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь?» (Иов 38: 4, 5).
Бог не отвечает на вопросы, а Сам задает их! Все, что Он говорит, совершенно не относится к делу и не имеет касательства ко всему происходящему. Бог здесь похож на недобросовестного судью, который задремал во время процесса и все прослушал.
Что же говорит Господь? Он говорит, что Он вправе делать то, что делает. Только Бог, который создал и наполнил этот необъятный мир, имеет право царствовать в нем и оценивать, насколько хорошо Он с этим справляется.
И это самое главное и, пожалуй, самое трудное препятствие на нашем пути постижения истины. И пока мы не разберемся с этим вопросом, мы не научимся противостоять ударам судьбы.
А напоследок автор книги Иова делает еще одно важное замечание: у Бога есть для нас награда. Мне очень нравятся эти слова: «И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние». Я думаю, всем нам Господь уготовил подобный финал. Он всегда приберегает хорошее вино под конец.
И последнее. Господь сказал Елифазу, что гнев Его был на нем и на друзьях его за то, что они говорили о Боге неверно, и велел им принести за себя жертву. «Раб Мой Иов помолится за вас, и тогда Я приму жертву вашу, чтобы в гневе Моем не отвергнуть вас за ваши неправедные слова».
Удивительный момент: те, кто сильно страдает, могут спасать других.

"Темная сторона благодати" Рональд Данн 2-я часть

Бывают в жизни времена, когда все идет исправно и гладко: вы точно знаете во что веруете, и у вас нет ни капли сомнений. Но вдруг обстоятельства поворачиваются таким образом, что вы сталкиваетесь с не менее очевидными, но прямо противоположными фактами. И если вы хотите сохранить вашу веру, вам необходимо каким-то образом примирить непримиримое.

Молчание небес
Когда долгожданное, горячо молимое чудо не происходит, когда нас никто ни от чего не избавляет, нас начинает мучить, лишая покоя и сна все тот же стародавний вопрос «почему?».
Альбер Камю выразил желания многих, когда сказал: «Я хочу, чтобы мне все было объяснено, или я не хочу ничего. И разум бессилен, когда он слышит, как вопиет сердце. И ум, который движим этой настойчивостью, ищет и не находит ничего, кроме противоречий и бессмыслицы… Если бы только хотя бы один человек мог сказать: «Мне все ясно», тогда все были бы спасены».
Давайте посмотрим правде в глаза: жизнь — штука несправедливая. Наш мир преисполнен несправедливости. Каждый день мы сталкиваемся с мелкими силами и вселенской мощью человеческого существования, этими «темными тайнами жизни». Мы не можем не задаваться вопросом, почему все происходит именно так, а не иначе. «Такое простое слово «почему» — это не поток речи, не фраза; оно состоит всего лишь из шести букв, однако оно способно нанести смертельную рану человеческой душе». Этот вопрос печален, неизбежен и в то же время обычен.
Задавая его, вы не открываете Америки, он был отлично знаком страждущим всех времен, он был их заклятым врагом. В псалме 36 автор говорит о «ревности злодеям и зависти делающим беззаконие», о «ревности успевающим в путях своих, людям лукавящим». А в псалме 72 псалмопевец восклицает: «Я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых».
Сколько раз я служил на похоронах молодых христиан, прекрасных отцов и матерей, которые были вырваны из жизни внезапно и жестоко. Сколько раз я задумывался над правильностью этого мира, где столько злых и бессердечных людей остаются жить невредимыми, не зная горя.
В 1972 году я подарил своей жене на Рождество золотые часы. На крышке была выгравирована надпись: «Дорогой Кай, с любовью, 1972 “Замечательный год”».
Тогда я еще не знал, что это будет наш последний замечательный год на довольно долгое время.
В начале 1973-го у нашего пятнадцатилетнего сына Ронни ни с того ни с сего, как нам тогда показалось, начались перепады в настроении. Он очень изменился, стал другим человеком. В школе его дела пошли “под гору”, он сделался угрюмым и непредсказуемым. Сегодня он чувствовал себя счастливейшим на свете, а назавтра вдруг становился злобным, неразговорчивым, раздражительным и грубым; но на следующий же день корил себя за свое вчерашнее поведение.
Мы ломали голову, что же случилось и что на самом деле творится с нашим сыном. Сначала я подумал, что у него духовные трудности, но в течение последующих трех лет, невзирая на наши непрестанные молитвы и все усилия, которые мы прилагали, положение только ухудшалось.
После попытки самоубийства мы поместили его на две недели в психиатрическую лечебницу на обследование. Ему поставили диагноз «маниакальная депрессия», т. е. расстройство в поведении, вызванное химическим дисбалансом в крови, что и делало его глубоко несчастным и подавленным. Болезнь его была биполярной, что означало, что настроение его колебалось между радостной приподнятостью и мрачным отчаянием.
Врач прописал ему новое чудодейственное лекарство литиум, а также стелацин и элавин. Ронни сразу же стало намного лучше. Одно из моих самых ярких и счастливых воспоминаний — момент, когда он понял, что не его вина в том, что он так себя ведет, что причина тому — его болезнь.
Воодушевленные осознанием того, что диагноз поставлен и исцеление возможно, мы с Кай молились с большой верою. У нас не возникало сомнений в том, что Господь спасет нашего мальчика. Нам казалось, что мы услышали от Бога это обетование. Я знал, что в один прекрасный день Ронни пойдет по моим стопам, станет пастором и посвятит свою жизнь служению Богу. Кошмар был позади. Это был август 1975.
Три месяца спустя, в День благодарения, Ронни покончил с собой.
Доктор предупреждал нас, что больные этой болезнью зачастую перестают регулярно принимать лекарства, как только начинают чувствовать себя хорошо, считая это излишним или попросту забывая принимать их. Однако химический баланс в крови — вещь настолько деликатная, что пропуск даже одной дозы может привести к трагическим последствиям. Каждое утро Кай давала ему дневную норму таблеток с собой в школу (ему не разрешалось приносить туда целую баночку). Несколько раз, разбирая грязное белье, она находила лекарство забытым в кармане рубашки.
Холодным серым декабрьским днем друзья и родственники собрались у серого гроба, чтобы похоронить то, что осталось от восемнадцати лет смеха и слез, трехколесных велосипедов и бейсбольных бит, боли и надежды, детских шортиков и уроков вождения. Когда гроб скрылся в могиле, вместе с горстью земли я бросил туда всю свою прежнюю жизнь легких ответов и незаданных вопросов, кроме одного единственного — «почему?». Я до сих пор пытаюсь избавится от него.
Помимо естественной при данных обстоятельствах боли невосполнимой утраты, прошедшие через подобные несчастья люди несут на себе двойной груз переживаний: им приходится бороться не только со своими истерзанными чувствами, но и с осознанием собственной вины и неспособности предотвратить самоубийство дорогого им человека.
Известный психиатр Сью Чанс после того, когда ее сын лишил себя жизни, написала такие горькие слова: «Меня тогда неотвязно преследовала одна мысль: «Чтобы действительно ощутить себя неудачником в жизни, нужно пройти через самоубийство собственного ребенка». Это ужасно — потерять свое дитя, и я искренне сочувствую всем родителям, которых постигло это горе, но то чувство вины, которое гложет вас за то, что вы не смогли «вовремя» вызвать врача, что не сумели уберечь его от рака или пьяного водителя, не идет ни в какое сравнение с разъедающим душу жестоким пониманием того, что ваш ребенок не выдержал жизни, которую вы ему подарили».
Но кроме всего этого было нечто такое, что делало смерть Ронни еще более невыносимой для меня. Дело в том, что несколько моих близких друзей тоже ощущали на себе трудности переходного возраста своих чад, у некоторых дети были даже арестованы за употребление наркотиков. Связанные общими переживаниями, наши семьи образовали своеобразное братство, союз людей, молящихся друг за друга с верою, что Господь вознаградит нас за рвение и внемлет нашим мольбам.
Ронни оказался единственным, кому это не помогло. Создавалось впечатление, что в то время как Бог улаживал дела наших друзей, на наши молитвы Он не обратил никакого внимания. Признаюсь откровенно, мне было очень тяжело радоваться вместе с другими родителями, когда их блудные дети возвращались под отчий кров. Однажды я даже не поднял трубку, потому что знал: это звонит мой друг, чтобы сообщить мне, что их мальчик вернулся домой. Я не желал слышать о спасении чужого сына.
Поначалу я пытался быть «духовным» и «побеждающим». Я старался не задавать Богу вопросов. Я «за все благодарил», я воздавал «хвалу Господу», как примерный католик воспевает «Аве Мария» или язычник совершает обряды умилостивления своего божества. Но дни перетекали в недели, недели — в месяцы, и я знал, что Ронни никогда не вернется домой. Я чувствовал себя обманутым и преданным. А когда шок от случившегося, который немного притуплял мою боль, прошел и я отчетливо ощутил реальность смерти, она накрыла меня тяжелым черным туманом. И тогда весь мой доселе сдерживаемый гнев, вся моя горечь и обида вырвались наконец наружу в отчаянном вопле: «Почему, о Боже?!», и это походило скорее на обвинение и упрек, нежели на простой вопрос. В древнееврейском языке слово «почему», наиболее часто употребляемое в псалмах, обозначает «вопль одновременно и горечи, и протеста, в него вкладывается вся суть страданий человека, который представляет их Богу на рассмотрение. Это слово содержит в себе несколько вопросов: для чего, по какой причине и до каких пор Господь будет молчать. Подразумевается также, что эти страдания несправедливы».
Но на все мои вопли, мольбы и угрозы я получил в ответ лишь гробовое молчание, вызывающее трепет и безмолвие небес.
Я твердо убежден, что скорбь и страдания — вещи глубоко интимные, поэтому я воздерживаюсь описывать здесь все подробности того ада, через который мне пришлось пройти. Я вовсе не похваляюсь своим горем в надеже снискать ваше сочувствие. В том, что я испытал, нет ничего уникального и неповторимого. Очень многие терпели поражение в подобных и более тяжких битвах. Так зачем же я вообще затеял рассказывать эту историю? Думаю, я это сделал и для самого себя, и, не в меньшей степени, для вас.
Вильям Миллер очень точно подметил один важный момент: «Потребность во что бы то ни стало получить хоть какой-нибудь ответ в человеке настолько сильна, что, если нам не будет дано конкретное заключение, разумное объяснение или причина того, о чем мы спрашиваем, мы придумаем их сами. Возможно, они не будут иметь никакого смысла в глазах стороннего наблюдателя, но они утолят нашу собственную жажду. По правде говоря, большинство так называемых «ответов», которые изобретают люди посредством умозаключений и рассуждений, на деле является не более чем эвфемизмом или банальностью. Так или иначе, но они удовлетворяют наше желание все объяснить, а потому помогают нам быстрее смириться с утратой».
Наше поколение живет по девизом: «Люди имеют право знать». Мы требуем объяснения всему и вся. Конфиденциальность является пережитком.
Однако в то время как журналисты, законодатели и всевозможные прорицатели живут и действуют по этим принципам, Господь следует Своим. Он опирается не на «право знать», но на «потребность знать».
Так что же такого сверхъестественного, таинственного и целительного в понимании причин происходящего? Приведу вам несколько аргументов.

Почему существует добро?
По мере развития цивилизации на смену обрядам и алтарям пришли наука и техника. Мы обожествили машины и доверились им безоглядно. Но со временем мы пришли к печальному заключению, что машины тоже не безупречны и могут ошибаться. Они ломаются, а с ними рушится и наше доверие.
В попытке восстановить утраченную власть над собственной жизнью мы вновь вернулись к забытым обрядам и алтарям (не обязательно именно к христианским), а некоторые — даже к молитве и вере. Для многих людей молитва и вера не являются средством исполнения Божьей воли, они лишь инструменты для управления собственной жизнью. Успешное с ними обращение, по нашим представлениям, дает нам возможность отрешиться от перипетий земного существования, и нередко методы, к которым мы прибегаем в желании использовать эти орудия в свою пользу, немногим отличаются от методов первобытного человека.
Все дело в том, что мы требуем, чтобы мир был полон порядка и подвластен контролю. Любое событие должно иметь логическое объяснение. Если не заводится машина, значит, кончился бензин или сел аккумулятор. Если в доме погас свет, значит, либо неполадки на линии, либо мы не оплатили счет. В случае, если мы никак не можем выздороветь, шаман или религиозный целитель проницательным взглядом определит, что истинная причина нашей болезни — тайный грех или маловерие.
Нам необходимо логическое объяснение, стройное и обоснованное, без сучка и задоринки. Жизнь — это не просто игрушка в чьих-то неведомых потусторонних руках, не просто бессмысленная вспышка в глубинах вселенной. Наше существование или смерть не зависит от переменчивой фортуны. И такой взгляд на мир придает нам уверенности в завтрашнем дне и предохраняет нас от безумия. Но безответное «почему?» угрожает разрушить наш карточный домик, столь прочный на вид.
И еще один момент. Если бы мы нашли логическое объяснение происходящему, мы могли бы предотвратить повторение трагедии. Зачем этому кошмару случаться вновь, тем более снова с нами? Чуть позже мы разберем случай, описанный в Евангелии от Иоанна, когда Иисус исцелил слепого. Если вы помните, ученики тогда спросили Христа, чьи грехи навлекли на этого человека такой страшный недуг: родительские или его собственные. Меня всегда занимало, что побудило их задать подобный вопрос. Должно быть, за ним стояло нечто большее, чем простое богословское любопытство. Возможно, у них в голове мелькнула мысль, что если бы они узнали, какой грех может вызвать у человека слепоту, то смогли бы избежать его в будущем. И уж от чего — от чего, а от слепоты они были бы надежно застрахованы.
Быть может, действительно, наше страстное желание знать причины происходящего продиктовано лишь нашим страхом, что подобное может произойти и с нами. У меня нередко создавалось впечатление, что зачастую, когда люди молятся о чьем-нибудь исцелении, на деле они молятся о своем собственном. Мы как бы устраиваем проверку: если Господь дарует выздоровление этому несчастному, возможно, Он так же поступит и со мной. Это поддерживает нашу надежду на то, что мы можем слегка оттянуть наступление неминуемого. Вся наша жизнь держится на этой молитве.
Возможно, именно об этом думали друзья Иова, когда утешали его. Варрен Вирбс пишет, что состояние Иова угрожало их душевному спокойствию: «То, через что ему пришлось пройти, ставило под сомнение обоснованность их такой гладкой и ясной теологии… То, что случилось с Иовом, вполне могло произойти и с ними самими! Их не очень-то беспокоил Иов со всеми своими неприятностями. Их главной заботой было не просто утешить страдающего человека, а избавиться от проблемы как таковой».
Люди, подобные Иову, вызывают у окружающих чувство неловкости. Непрестанные муки этих несчастных ведут к сбою в нашей безупречной богословской машине и заставляют выдумывать объяснения неполадкам, изобретать исключения из правил. И на это у нас фантазии хватает.
Спрашивая «почему?», мы стремимся обрести душевное равновесие. Вопрос «почему именно я?» предполагает, что допущена несправедливость, требующая исправления. «Вопрос «почему именно я?» делает упор на случайность всей ситуации, на некую нечестность по отношению к нам. Он помещает человека в пучину хаоса».
Практически никто не спрашивает себя: «А почему не я?» Некоторые, может быть, приходят к этой мысли, но чуть позже, не в самом начале. Какое бы несчастье с нами не приключилось, мы его, конечно же, не заслужили; мы просто случайно проходили мимо, и нас настигла шальная пуля. Когда с нами происходит что-нибудь хорошее, мы не терзаем себя лишними вопросами, нет, — это бывает только в случае несчастья. Врач-психиатр М. Скотт Пекк подметил следующую особенность: «Странное дело. Сколько раз мои пациенты и знакомые задавали мне один и тот же вопрос: «Доктор Пекк, почему в мире существует зло?» И никто за все эти годы не спросил меня: «Почему в мире существует добро?».
Мы никогда не подвергаем сомнению хорошие события, только плохие. Мы не поражаемся, насколько благ Господь, мы принимаем это как должное. Несчастья нас удивляют, а удачи нет.
И хотя обретение заветного ответа на это сакраментальное «почему?» ничего уже не исправит, оно, по крайней мере, восстановит наше уязвленное чувство справедливости, которая, как мы верим — или, скорее, отчаянно желаем верить — заложена в саму основу Божьего творения. Ведь если мир действительно создан Богом, то он должен покоится на принципах справедливости и равенства. Это было бы логично. «В конце концов, — пишет Джеймс Креншоу, — тот, кто повелел этому миру быть, обладает достаточным запасом силы, чтобы сохранять его в порядке и равновесии. Недаром мудрецы разных эпох вновь и вновь возвращались к идее неразрывной связи творения и справедливости».
Верить во всемогущего и вселюбящего Бога — значит верить в то, что Он участвует во всем происходящем, но, когда вдруг случается что-то плохое, Его светлый облик немного меркнет.
Если Бог — Владыка мира, мы вынуждены признать, что именно Он сделал так, чтобы это произошло, или позволил этому произойти, что подразумевает, что в обоих случаях Он мог это предотвратить. И для страждущего разницы между двумя нюансами нет никакой. Мы вторим Аврааму: «Судия всей земли поступит ли неправосудно?» (Быт. 18: 25) или Гедеону: «Если Господь с нами, отчего постигла нас все это?».
В своей книге «Когда боги молчат» Корнели Миско пишет об ужасах Освенцима и задает леденящий душу вопрос: «Человек может по-прежнему «верить» в Бога, Который позволил всему этому случиться, но как он после этого может с Ним разговаривать?».
Пережив опустошительную трагедию, пытаясь собрать воедино осколки нашей веры, мы вызываем Бога на ковер и требуем от Него объяснений — и пусть Он только попробует не предоставить нам достаточно веских обоснований того, что сделал! Но мы забываем, что Бог — это Бог, и Он не обязан отчитываться перед нами за Свои поступки.
И наконец, наш последний и, пожалуй, самый обоснованный повод задаваться вопросом «почему?»: мы не можем жить в догадках. Этот компьютеризированный, «телевидеонизированный» век провозгласил, что никаких тайн больше нет, они просто недопустимы. Все в этом мире должно быть разобрано на части, отправлено на рентген, сфотографировано, идентифицировано и классифицировано. Когда мы задаем свой привычный вопрос, все, что нам нужно, — это получить простое, незатейливое объяснение случившемуся, чтобы не ломать себе голову над какими-то досадными загадками.
Поэтому неудивительно, что такой небывалой популярность пользуется движение сторонников «евангелия процветания». Оно предлагает простой ответ на любой вопрос и легкое решение сложнейших задач. Мы освобождаемся от столь обременительной обязанности — мыслить самостоятельно. Мы приходим на все готовенькое. Люди требуют ответов, требуют гарантий, им нужен вождь, исполненный уверенности, который скажет: «А я все знаю, и я вам объясню!». Воля и власть Божьи пойманы, как бабочка в сачок, тем, «кто знает, что здесь к чему», и помещены в рамки нехитрой инструкции для пользователя: «Нажми, потяни — щелк — ответ получи!»
Но тайна остается. И, как сказал Габриэль Марсель, «странно как-то получается, но, похоже, именно страдания способны привнести в нашу жизнь духовный смысл и менно потому, что таят в себе бездну непостижимого и неразгаданного».

Захлопнутая дверь
Но однажды, когда я мучительно боролся со своими переживаниями, меня вдруг посетила мысль: «А что, если я задаю неверный вопрос?» Эта мысль не давала мне покоя: ответа на вопрос «почему?» не существует вообще, потому что это не правомерный вопрос. Глупо надеяться отыскать правильный ответ на неправильный вопрос, а, по моему глубокому убеждению, мы именно этим и занимаемся.
Я потратил многие месяцы, проштудировал от корки до корки всю Библию и другие самые разные источники в поисках спасительных объяснений. У меня набралось их с десяток. Но, даже имея десять возможных вариантов ответа, мой вопрос так и оставался вопросом. Точнее, более верным будет сказать, что ни один из доводов не был в полной мере исчерпывающим. Боль не унималась.
Недавно я беседовал с одним отцом, чей сын погиб при трагических обстоятельствах. Оглядываясь назад, на то, что произошло тогда и каковы оказались последствия, он обнаружил, что нет худа без добра: несколько его родственников пришли к Христу.
«Но этого мало! — воскликнул он вдруг. — Этого мало!»
Кто вправе спорить с этим человеком? Что может утешить несчастную мать, чья дочь была изнасилована и убита? Только возвращение ее девочки домой живой и невредимой. Можно возражать, и не без оснований, на то, что смерть ребенка способна послужить во славу Господу, но простим раздавленных горем родителей за их горький упрек: «Пусть Бог зарабатывает Себе славу в другом месте! Верните нам наше дитя!» Я надеюсь на это прощение, поскольку и с моих уст слетали эти слова.
Я уверен, что, когда мы сами шагнем в вечность и пелена неведения спадет с аших глаз, мы согласимся со всем, что совершил в нашей жизни Господь. «Да, — скажем мы, — это было действительно к лучшему. Теперь я это понимаю». Мы будем довольны и не станем жаловаться и роптать. Однако по эту сторону бесконечности один маленький ответик стоит дюжины ответов на небесах.
Следовательно, «почему?» — вопрос неверный, поскольку он в конце концов ничего не решает. Поэтому когда окружающие в порыве искреннего желания утешить нас начинают навязывать нам свои объяснения, мы можем остановить их словами древнего страдальца: «Как же вы хотите утешать меня пустым? В ваших ответах остается одна ложь» (Иов 21: 34).
К. С. Льюис делится результатами своих поисков недостижимого ответа: «Так где же Бог? Больше всего меня беспокоит следующее: когда вы счастливы, очень счастливы и не ощущаете острой потребности в Боге, стоит вам обратиться к Нему со словами благодарности и хвалы, как вы будете приняты Им с распростертыми объятиями. Но как только вы оказываетесь в беде, когда у вас не осталось никакой надежды, пойдите к Нему, и что будет? Дверь захлопнется у вас перед носом, и вы услышите, как один за другим запираются засовы. А затем — тишина. Вам остается только развернуться и уйти».
Наша ошибка заключается не в том, что мы не находим верных ответов, а в том, что мы задаем неверные вопросы.
Но по мере того, как углубляются наши знания о Боге и укрепляются наши с Ним отношения, мы начинаем больше доверять Ему; а чем больше мы Ему доверяем, тем меньше становится наше желание все понять. Осознав эту простую истину, мы можем обрести, наконец, долгожданный покой.
Иными словами, не Бог в ответе за то, в каком состоянии пребывает человек, но скорее, человек может быть спасен великими делами Божьими, в которых проявляются Его милость и Его могущество. И это ключевой момент истории со слепцом: здесь требуются не ответы на вопросы, а конкретные действия.
«К человеку нельзя относиться как к ростому орудию в руках Божьих, ибо он является живым проявлением милости Господней. Человеческие страдания — это не повод и не специально приготовленная почва для сотворения чуда, хотя, если мы посмотрим на вещи с божественной точки зрения, мы вынуждены будем признать существующую зависимость всех и вся от воли Божьей».
Таким образом, вопрос по-прежнему остается без ответа, поскольку главным становится не то, откуда все это свалилось нам на голову, а то, что же теперь делать. Более важным становится не просто обнаружить и вскрыть наши переживания, но увидеть, как Господь действует среди этого хаоса. Филипп Янси очень верно отметил: «В Библии главный акцент ставится не на попытки заглянуть в прошлое в надежде выявить, причастен ли к нашим страданиям Бог, чтобы немедленно обвинить Его в этом… Скорее, Писание призывает нас смотреть вперед в ожидании того, как Господь разберется с трагическим, на наш взгляд, положением вещей».
Христос отвечал Своим ученикам: «Сей человек рожден слепым». Это непреложный факт. Старания понять, почему так произошло, ни к чему не приведут.
И данная мысль еще более усилена в Евангелии от Луки: «В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете» (Лук. 13: 1-5).
Этими словами Христос снимает камень с души многих верующих. Он ясно говорит, что люди, павшие от рук жестоких правителей, подобных Пилату, или погибшие в нелепой катастрофе, подобной той, что произошла в Силоаме, умирают не от руки разгневанного Бога.
Однако, исключив версию о суде Божьем, как причине всех этих несчастий, Христос тем не менее не объясняет, почему все-таки они стали возможными. Не желая вступать в пространные дебаты с окружающими, Господь Иисус говорит им, что Он пришел для того, чтобы исполнить волю Отца Своего. Так что вместо того, чтобы печься о необъяснимых тайнах вселенной, людям следовало бы позаботиться о собственной душе.
Христос не стал отвечать на вопрос о причинах человеческих страданий, потому что это не главное. Главное — это как мы воспринимаем наши несчастья и какие уроки из них извлекаем. Ганс Кюнг пишет: «Христос прекрасно знал о всех людских страданиях, об их боли и скорбях. Но перед лицом довлеющего зла Он не давал ему никаких философских или богословских оправданий, никакой теодицеи… Это не какой-то далекий, зловещий и недосягаемый Бог, это Бог, близкий в Своей непостижимой благости, Который не дает пустых обещаний на будущее и не клянется рассеять поглотившую нас тьму от осознания суетности и тщетности нашего существования. Напротив, среди этой тьмы, суеты и нищеты Он дает нам хрупкую надежду».
«Почему именно я?» — вопрос глупый, поскольку он ничего не решает. Не осознав этого, мы не сможем задать верный вопрос. А этот верный вопрос был задан Самим Иисусом: «Что теперь?» Он преображает наши страдания, превращая их из случайного и необъяснимого стечения обстоятельств в живую и действующую часть единого замысла великого Бога.

«Бог конечной цели»
Вопрос «почему именно я?» сужает наше восприятие действительности исключительно до понимания «несправедливости» наших несчастий. «Он погружает человека в хаос. Он уничтожает в человеке способность к смысленному существованию… Он подразумевает, что человек не только единое целое тело, но и раздробленный мятущийся дух».
Вопрос же «что теперь?» позволяет нам разорвать эти стягивающие нас путы и увидеть самих себя не в качестве беспомощной жертвы, но как объект внимания Божьего. Гельмут Тилике называет Господа «Богом конечной цели». Комментируя ответ Христа на вопрос Его учеников, Тилике пишет: «Это не значит, что Христу нечего сказать. Он просто говорит людям, что они неверно формулируют вопрос… Таким образом, отказавшись отвечать, Христос помогает нам избавиться от постоянных жалоб и неудовольствия по отношению к Богу, а также от того вреда, который тем самым мы наносим себе… Он учит нас задавать осмысленные вопросы. Он учит нас не спрашивать «почему?», но спрашивать «для чего?».
Вопрос «что теперь?» выводит нас из транса, в который погружает нас жалость к самим себе. Люди — это существа эгоистичные, все их интересы сводятся исключительно к собственной персоне. Мы сами себе точка отсчета и система координат. Мы создали новые небеса и новую землю, а себя поместили в самый центр, и эта «эгоцентричная структура» ограничивает наше мышление рамками нашей личной маленькой вселенной.
Волна жалости к самим себе захлестывает нас и разбивает вдребезги. Она обволакивает сознание и искажает наше восприятие — себя, окружающих, Бога. Жалость к самому себе делает человека озлобленным, желчным и циничным.
В связи с этим небезынтересно будет обратиться к опыту, который в сражениях с вопросом «почему именно я?» приобрел заболевший раком Джори Грэм: «Для того чтобы не впасть в хроническую депрессию и не испытывать гнева от собственного бессилия, нам нужно отказаться от тщетных попыток отыскать наконец ответ на вопрос «почему именно я?» и смириться с тем, что у нас обнаружен рак: «Да, я болен. Что теперь делать?» Столь решительный шаг придаст осмысленность и значимость остатку нашей жизни, невзирая на физическую боль, разочарования и страх».
Когда мы спрашиваем: «Что теперь?», мы переносим свое внимание с самих себя на Бога и на то, что Он собирается совершить в нашей жизни. А Он действительно собирается кое-что совершить. Но нам никогда не увидеть этого, если наши глаза будут обращены на самих себя.
Вопрос «что теперь?» не только спасает нас от погружения в пучину жалости к самим себе, он еще и дает нам что-то, на что можно надеяться. «Что теперь?» означает, что мы все еще движемся, развиваемся, растем. Иными словами, у нас есть будущее. А значит, наша жизнь еще может наладиться. И это очень важно, ибо нет ничего более беспросветного, чем будущее, которое никогда не будет лучше прошлого, нет ничего более безнадежного, чем уверенность в том, что лучшее в жизни уже позади, что какой бы хорошей ни казалась нам эта жизнь, какие бы хорошие события ни происходили в ней, лучше, чем раньше, она не станет.

«Буду еще славить Его!»
Псалом 41 от первой до последней сроки пропитан горем и отчаянием. Рей Стедман назвал этот псалом «блюзом царя Давида». Но в двенадцатом стихе автор говорит: «Уповай на Бога; ибо я буду еще славить Его» (выделение мое — Р. Д.). Бывают времена, когда мы не можем славить Бога. Мы пытаемся, но не в силах произнести ни слова. Нам так плохо, что мы не можем ни воздавать хвалу Господу, ни молиться, ни даже верить.
Но не всегда нам пить из горькой чаши. Бог обязательно поступит с нами так же, как Он поступил с Моисеем и народом Израилевым в пятнадцатой главе книги Исхода. По пути из Египта они пришли к месту, называемому Мерра. И называлось оно так, потому что вода там была горька. Народ тогда возроптал на Моисея, но тот «возопил к Господу, и Господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода сделалась сладкою» (Исх. 15: 25).
А потом Бог привел их в Елим, и «там было двенадцать источников воды [по источнику на каждое колено Израилево] и семьдесят финиковых дерев [по дереву на каждого старейшину]; и расположились там станом при водах» (Исх. 15: 27).
И, кстати говоря, Елим находился меньше чем в пяти милях от Мерры. Сегодня — Мерра, завтра — Елим. Сегодня — горечь, завтра — сладость.
Где вы сейчас? В Мерре? Все мы когда-либо делаем там остановку; там, где воды столь горьки, что мы не можем их пить, где то, что еще недавно давало нам сладость и свежесть и что служило нам источником неподдельной радости, стало горьким на вкус и превратилось в камень на сердце. Я твердо знаю, что, если мы обратимся к Богу, возопим к имени Его, Он явит нашему взору то самое древо, которое не увидеть маловерными глазами и пустым без молитвы сердцем, и это древо вернет нашей жизни ее былую сладость. Вопрос «что теперь?» отражает нашу веру в то, что в будущем нас ожидает Елим.
Господь всегда припасает самое лучшее на потом. В великой книге-напоминании «Второзаконие» Моисей освежает память сынов Израилевых и говорит им о том, что даже в самые тяжелые времена Бог всегда желал Своему народу только добра. Он «питал тебя в пустыне манной, которой не знали отцы твои, дабы смирить тебя и испытать тебя, чтобы впоследствии сделать тебе добро» (Втор. 8: 16; выделено мною — Р. Д.).
Ту же весть послал Он плененным вавилонянами через пророка Иеремию: «Ибо так говорит Господь: когда исполнится вам в Вавилоне семьдесят лет, тогда Я посещу вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы возвратить вас на место сие. Ибо только я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду» (Иер. 29: 10, 11; выделено мною — Р. Д.).
И, конечно, не стоит забывать об Иове: «И возвратил Господь потерю Иова, когда он помолился за друзей своих и дал Господь Иову вдвое больше того, что он имел прежде… И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние» (Иов 42: 10, 12; выделено мною — Р. Д.).
Когда, наконец, рассеивается облако пыли, взметнувшееся при крушении наших надежд, и мы находим в себе силы спросить: «Что же теперь?», тем самым мы подтверждаем прочность нашей веры в то, что Господь все лучшее сберегает на потом.

Чудеса — повседневная работа Бога
Задавая этот сакраментальный вопрос «что теперь?», мы становимся частью дел Божьих. Давайте вновь обратимся к Евангелию от Иоанна (9: 3): «Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии». Обратите внимание на то, что я выделил слова «это для того». Дело в том, что они выделены курсивом в нашем переводе Библии, что означает, что эти слова были добавлены в текст позднее для большей связности данной фразы при ее прочтении. Иначе говоря, их нет в оригинале. Как нет там и точки в конце третьего стиха. Давайте попробуем заново прочитать эту часть стиха 3 и, как ее продолжение, стих 4: «Но чтобы на нем явились дела Божии, Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать».
Христос не сказал, что человек сей был рожден слепым, чтобы на нем явились дела Божьи. Он сказал, что человек сей был рожден слепым, точка. Никаких объяснений, никаких комментариев. Далее, для того чтобы явились дела Божии, примемся-ка за работу. И опять, главное здесь не «почему?», а «что теперь?».
И обратите внимание на слово «дела». Что собирается совершить Иисус? Чудо, не так ли? Но Он называет это «делом». То, что для нас чудо, для Христа — дело. Это Его работа, повседневная, привычная работа.
Иоанн утверждает, что сами по себе чудеса исцеления не играют особой роли, главное то, на что они указуют, к ему привлекают внимание и что знаменуют. Христос творил чудеса не потому, что Он пришел творить чудеса. Он пришел, чтобы рассказать людям об Отце, а чудеса были лишь вспомогательным орудием для подачи текста.
Мы должны научиться видеть сверхъестественное в естественном. Мы должны четко усвоить, что восход солнца — это не меньшее чудо, чем воскрешение Лазаря. Оба эти события — дети единого Отца. И порой именно тогда, когда мы думаем, что Господь бездействует, Он как раз делает свое дело. Элизабет Баррет Браунинг, английская поэтесса прошлого века, написала следующее: «Земля полна небес, и каждый куст — в божественном огне, но только тот, кто видит это, снимает обувь, остальные — срывают ягоды».
И последнее замечание: здоровый человек вряд ли мог бы помочь Иисусу в тот день. Для того чтобы явились дела Божьи, нужен был тот, жизнь которого терзало безответное «почему?».
Что же касается меня, признаюсь, я все еще не нашел ответа на свой вопрос. В ответ я по-прежнему слышу лишь гробовое молчание. Но ничего страшного. Я верю Господу.